Gorskie.ru на Facebook Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на Google+ Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках
Russian English Hebrew

Колонка – небольшая колония горских евреев в Нальчике

Есть на Кавказе прекрасный край – Кабардино-Балкария. Столица – город Нальчик. А почти в самом его центре есть место, называемое «колонкой». И все здешние, говоря это слово, подразумевают: Еврейская. Колонка – небольшая колония горских евреев.

«Горы рождаются просто. Подымаются в холодное небо, выпивают облака, покрываются снегом, рождают реки». Так писал Виктор Шкловский.

Гордые горы, бурные реки с хрустальной водой, величественные водопады, уникальные синие озера, минеральные и термальные источники, целебные грязи. Все это – Кабардино-Балкария. В горах – лыжные трассы, гостиницы и ресторанчики. На пастбищах – пестрые стада овец и коров. Выводят здесь и редкой красоты скакунов кабардинской породы.

Чегем, Баксан, Терскол, Безенги… Названия звучат, как шум своевольных рек на каменных перекатах. И осеняет эту страну своим величием отец гор – царственный Эльбрус! На балкарском языке – Мингитау, «Гора тысячи гор». По-кабардински – «Вершина счастья». Так и есть, стоит лишь взобраться сюда!

На высоте 3500 метров установлен памятник героям обороны Приэльбрусья. На беломраморных стелах – высечены сотни воинских имен. На белом снегу – алые цветы. Здесь же, совсем близко к небу, – Музей обороны Приэльбрусья…

А когда въезжаешь в центр Нальчика, навстречу во весь опор скачет лихой джигит в папахе. Это памятник воинам 115-й кавалерийской дивизии, освободившей город зимой 1943 года.

Наш добровольный гид по городу и краю, по имени Амирхан, рассказывает:

Окруженный горами, город и сам напоминает подкову. Но сегодня на месте той, ставшей легендарной, грязи – стремительные проспекты, упирающиеся в горы…

В минувшем году по всей республике прошли масштабные торжества по поводу 450-летия присоединения Кабарды к России.

В самом центре города – памятник Марии. Вообще-то героиня адыгов, дочь кабардинского князя Темрюка Идарова, носила совсем иное имя – Гошаней. Но стала известна как Мария, любимая жена Ивана Грозного и «проводница интересов» кавказской дипломатии в России.

Надо заметить, кабардинские князья раньше всех прочих кавказских властителей поняли, что из содружества с могущественным соседом можно извлечь немалую выгоду. И благоразумно этим воспользовались: летом 1557 года заключили с Россией союз, подкрепив его женитьбой своенравного русского царя на княжне Гошаней. Видимо, именно документ об этом мудром браке держит, высоко подняв свиток в правой руке, бронзовая Мария-Гошаней. На высоком постаменте надпись: «Навеки с Россией».

С середины XIX века столь же мирно живут рядом с коренными народами этого края евреи-горцы. Местная журналистка Людмила Шабаева говорит об их взаимоотношениях с Кабардино-Балкарией поэтически:

ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ СЛОБОДА

По своей наружности аул Нальчик представляет весьма близкое сходство с казачьей станицей: тот же плетень вокруг всего селения, те же улицы, покрытые в сухое время слоем пыли или во время дождей вязкой, с трудом проходимой грязи. Только вместо христианской церкви среди селения на видном месте находится синагога.

(Д. Дубелир, «Евреи на Кавказе»)

Сам Нальчик некогда был слободой в Терской области, столицей которой являлся Владикавказ. История этого поселения (первоначально военного) ведется с 1822 года, когда по приказу генерала Ермолова на берегу реки Нальчик была построена небольшая русская крепость. Находилась она в стратегически очень выгодном месте: занимала ключевую позицию у входа в горные ущелья.

Корреспонденты «Терских ведомостей» тех лет писали об отличительных качествах слободы: непроглядная темь и непролазная грязь, а также своры бродячих собак, «которые скитаются по улицам и с остервенением накидываются на прохожих».

А вот что сообщал во владикавказской газете «Казбек» Б.К. Далгат (псевдоним Беркут): 

Тут находятся окружное управление горская школа благотворительное общество, 1 православная церковь, 1 еврейская синагога, 1 мужская, 1 женская и 1 еврейская школы, аптека, лавки, базар и т. д. Понятно, что все это притягивает в Нальчик массу кабардинцев и горцев, немцев, евреев, казаков из станиц и дает кусок хлеба не одной бедной семье слобожан. 

Начало же так называемой в обиходе Еврейской колонке положили горские евреи, поселившиеся в 1847–1848 годах в двух верстах от крепости. История их скитаний по-своему драматична. До начала российского владычества на Кавказе горские евреи проживали в Андреевском ауле (что на Кумыкской равнине в Дагестане). В 1831 году, после нападения на аул Кази-Муллы, перебрались в селение кабардинского князя Бековича-Черкасского. Но и оттуда были вынуждены уехать: в Кабарду вторгся Шамиль. Подались в Моздок, но из-за эпидемии холеры покинули город – переселились в Нальчик.

Документы гласили: 

В 1847 г. с дозволения начальника Центра Кавказской линии генерала князя Голицына близ Нальчика поселены горские евреи в количестве 150 душ мужского и 95 женского пола. Эти евреи ни к какому обществу приписаны не были и окончательно водворены при Нальчике по распоряжению штаба войск Кавказской линии и Черномории Главнокомандующий армиею разрешил горских евреев в числе 245 душ обоего пола, занимающихся выделкой кож и овчин, поселить вне военного поселения за Нальчикским разгонным постом, где эти евреи и в настоящее время живут оседло. 

Есть и другая версия. Ранее считалось, что еврейская община Нальчика была основана более 270 лет назад предками Шамиловых, выходцев из Хасавюрта. А затем сюда начали стекаться евреи со всего Северного и Северо-Восточного Кавказа.

Но известно и о еврейских купцах из Черкесии, торговавших в Каире еще в XV веке, о чем рассказывал египетский историк Тагриберди. Раввин Адам Давидов из азербайджанской Кубы («Пути возвращения: Настольная книга еврея») считает, что речь идет о северокавказских, а точнее, кабардинских евреях, скрывавшихся в Приэльбрусье от мусульманских преследований. И в таком случае еврейская история Кабардино-Балкарии куда длиннее, чем принято считать.

Однако историк, доцент КБГУ Юрий Мурзаханов уточняет: 

– Согласно архивным документам, первые евреи – две горско-еврейские семьи – поселились здесь в 1825 году. Массовое поселение приходится на начало Кавказской войны, когда Шамиль начал давить евреев. Поскольку здесь было относительно спокойно, многие дагестанские евреи перебрались сюда. 

В скором времени граница, разделявшая слободу и еврейский поселок, исчезла. В колонии начали развиваться кожевенное производство и скорняжное дело. Оживилась торговля, со временем ставшая главным занятием местных обитателей. В «Терских ведомостях» позапрошлого века благородных горско-еврейских бизнесменов неуважительно обозвали «нальчикскими барышниками». Какая наглость!

Главной достопримечательностью Еврейской колонки считался базар, располагавшийся неподалеку от нынешней синагоги. Он всегда был своеобразным «бизнес-центром» Северного Кавказа, где заключались сделки и можно было купить все что угодно – от гвоздя до аэроплана в разобранном виде. Знаменитый местный базар с ностальгией вспоминают и кабардинцы, и балкарцы.

А у современных обитателей Колонки память о нем сохранилась, видимо, на уровне генетическом – их так и тянет на это место! В этом мы убедились сами: симпатичные молодые люди в кипах стоят на том самом историческом нальчикском углу, неподалеку от нынешней школы № 10, и негромко, но оживленно беседуют. Думаете, о поэзии? Вряд ли…

В конце XIX века в Нальчике было две синагоги (до 1860-х – только одна). Потом, по одной из версий, постоянного здания у молитвенного дома не было: до 1920-х годов он находился на углу улиц Коммунистической и Суворова. А другой до 1949 года (по иной версии до 1946-го) располагался на улице Куйбышева (сейчас на его месте поликлиника). Потом синагога была на улице Осетинской.

Жили горские евреи в Нальчике всегда компактно и вполне благополучно. По некоторым данным, в начале 1980-х община города насчитывала более 12 тыс. человек, а до 1991–1992 годов – 17–18 тыс. И все признают: местное население относилось к ним дружелюбно. Важное и, увы, нечастое, а потому особо ценимое евреями галута явление. Однако с распадом СССР ситуация изменилась.

Наш всезнающий гид Амирхан с грустью констатирует:

– Дети тех людей, которые спасали евреев в годы Великой Отечественной войны, в 1990-х годы евреев из Колонки просто «вышибали».

Выживали из собственных домов, а некоторых… похищали. Очень «популярный» способ заработка в начале 1990-х: деньги у евреев есть, так почему бы не получить с них выкуп?.. Но горские евреи всё делают вместе: и спасаются от расстрела в годы войны, и совершают алию. Криминальная обстановка и низкий уровень жизни предопределили массовый исход из Колонки – евреи переселялись в другие города России и за рубеж, в Израиль, США, Европу. Говорят, многие – вынужденно, трудно было выдержать беспредел и разгул преступности. В начале 2000-х выезд приостановился.

К счастью, те тревожные времена миновали, обстановка в целом стабильная, а Еврейская колонка сегодня остается одним из уникальных традиционных мест компактного проживания горских евреев. На сегодняшний день их в Нальчике порядка 2000 человек.

ТРАГЕДИЯ БОГДАНОВКИ: ЗА ТО, ЧТО БЫЛИ ЕВРЕЯМИ…

Богдановка – село под Моздоком (ныне Степновский район Ставропольского края), до войны населенное по преимуществу горскими евреями.

Одной из немногих выживших в той страшной трагедии в сентябре 1942 года была 15-летняя Алиса Призова. Ее спасла старая русская женщина, имя которой так и осталось неизвестным. Алиса Призова и стала единственным свидетелем когда в 1964 году судили Федора Шифера – предателя и убийцу, виновного в смерти 472 односельчан. Такую цифру называет историк Светлана Данилова. А Елена Войтенко из Ставропольского государственного университета приводит в своей диссертации совсем другую: 850 человек!

Происходило все так. После оккупации Богдановки в селе расположилась фашистская комендатура. Местный житель Федор Шифер донес коменданту, что обитатели села – евреи. Почему-то, правда, именуемые «горскими». Поначалу комендант усомнился: эти люди ни внешностью, ни обычаями и культурой не были похожи на тех евреев, которых он знал ранее.

Послал запрос командованию. Ответ поступил незамедлительно: «Что белая собака, что черная – все одинаковы. Уничтожить!»

Для выполнения задания было выделено 15 грузовых машин и взвод солдат. А жителям села объявлено, что их эвакуируют из прифронтовой полосы в тыл якобы в целях безопасности. Вечером 24 сентября прозвучал приказ: «В 4 часа утра следующего дня всем собраться у здания школы. С собой захватить все ценности и предметы первой необходимости. Громоздких вещей не брать».

Глубокий колодец был вырыт еще в 1930-м, но воды так и не дал, остался заброшенным. Людям, привезенным сюда, дали лопаты и кирки и приказали расширить старое отверстие. Сказали: «Здесь будут устанавливать пушки…»

Закончить работу евреи не успели. Заработали пулеметы и автоматы. Мужчин и женщин расстреливали и сбрасывали в колодец. Детям мазали губы ядом и швыряли следом. Младенцев бросали живыми. «За то, что были евреями…»

Очевидец тех событий Сергей Амирамов рассказывал:

– Меня спасла русская женщина Клава. Она, когда бабушку, дедушку и других моих родственников вели к машине, подошла, взяла меня за руку, увела к себе домой и спрятала на сеновале. Там же были девочка и еще два мальчика. Мне было пять лет. 18 человек моих родных в той могиле…

Будущий израильский писатель, а в то время – офицер-артиллерист Красной Армии Нисим Илишаев вспоминал:

– Помню, как в конце 1942 года наши войска прорвали линию обороны противника. Наши силы освободили всю территорию Северного Кавказа. Ни одно из этих мест не пробудило столь глубокой душевной боли и страха, как деревня Богдановка, где были заживо погребены евреи – старики, женщины, дети. Стоя над этой страшной могилой, мы говорили: «Кровь за кровь! Где бы ни прятались преступники, они будут найдены и наказаны!» По рассказам очевидцев, трое суток земля шевелилась и надрывалась стоном…

В ОЖИДАНИИ СМЕРТИ

Европейские евреи Нальчика были уничтожены вскоре после захвата города немцами в конце октября 1942 года. Светлана Данилова, некогда директор Еврейского центра Нальчика, рассказывала:

– Жили в городе и европейские евреи, в основном интеллигенция – инженеры, врачи, преподаватели института. Еще до 1941 года приехали польские евреи и европейские, бежавшие от фашистов в Кабардино-Балкарию. Многие жили у горских евреев. Их приняли, кормили, пока они устраивались на работу. В первые дни оккупации, по доносу предателей, всех польских (и вообще ашкеназских) евреев фашисты забрали и расстреляли на стадионе и на ипподроме. В селе Кызбырун еще до оккупации поселили 57 евреев из Крыма. Но жуткая смерть настигла их на Северном Кавказе. Собрали в сарае и сожгли всех…

Община Нальчика стала самой большой общиной горских евреев, оказавшихся в руках нацистов. Казалось, судьба беззащитных была предрешена, каждый день они ждали расстрела. «Общинная психология, почитание семейных уз никому не позволяли спасаться в одиночку. Что будет со всеми, то пусть случится и со мной», – объясняет Светлана Данилова.

Спасло то, что фашисты усомнились в «еврейскости» горских и начали выяснять их происхождение. В Кабардино-Балкарии был создан национальный совет, возглавил его кабардинец – адвокат Семен Шадов. К нему за помощью и обратились горские евреи во главе с Маркелом Шабаевым. А Шадов, в свою очередь, попытался доказать фельдмаршалу фон Клейсту (чей штаб находился в Кисловодске) и его представителям в Нальчике, что нальчикские евреи – горский народ. По этому вопросу была создана специальная комиссия.

Братья-раввины Нахамиль и Шамуил Амировы и их сподвижники решили похоронить до лучших времен все религиозные реликвии. Положили на носилки – словно несут покойника. Рискуя жизнью, двинулись на кладбище мимо гестапо…

Много сделал для спасения общины Маркел Шабаев. Первые полгода Великой Отечественной провел на фронте, но был ранен и вернулся в родной Нальчик. Во время оккупации именно Маркел Авигадулович доказывал немцам, что горские евреи являются татами – народностью иранской группы, говорящей на наречии новоперсидского языка. Он вводил гитлеровцев в заблуждение, демонстрируя им горско-еврейские обряды, одежду, быт и, как мог, тянул время, пытаясь предотвратить злодейство. Оккупантам показывали национальные танцы, подносили деньги, драгоценности, угощали врагов блюдами горско-еврейской кухни. Делали все, чтобы спасти общину от фашистской расправы.

Юрий МурзахановЮрий Мурзаханов рассказывает:

В конце ноября 1942 года в Нальчик прибыл известный ученый-востоковед, эмигрировавший в свое время из СССР, обрусевший немец Николай Поппе. Его пригласили в Нальчик исследовать проблему так называемых горских евреев. Немецкие оккупационные власти не определились во мнении, СС и вермахт спорили: эсэсовцы собирались уничтожить странных евреев, а офицеры вермахта противились.

Юрий Мурзаханов продолжает:

– Николай Николаевич Поппе сказал, что еще во времена Российской империи местных считали не евреями, а кавказскими горцами. Более того, их настоящее имя – таты, а в научной литературе говорится, что таты иранского происхождения.

Горские евреи пригласили немцев на свадьбу. Устроили ужин, на который Шабаев позвал Поппе и офицеров вермахта. Перед ними выступил танцевальный ансамбль, и, по словам ученого, немцы согласились, что таты – не евреи.

А жители Колонки, между тем, уезжали в местные села. Их прятали, кормили, спасали. Одну из таких историй поведала местная жительница, кабардинка Лена Балкизова. Когда фашисты оккупировали эти края, ей было четыре года, но она все прекрасно помнит.

В их доме нашли приют две горско-еврейские семьи – Шалумовых и Романовых, всего одиннадцать человек:

– У Марьян Шалумовой были дочь Аминат и сын Тутай, у тех свои семьи. Дочь Аминат Дуся – моя одногодка, мы с ней очень дружили. Один из сыновей Тутая, Жора, и сейчас живет в Еврейской колонке.

Их спас отец Лены, Хафица Мацуевич. Сказал фашистам, что эти люди – его родственники. Пожалуй, отчасти так оно и было.

«Нас в семье было восемь детей – пять сестер и три брата. Все знали горско-еврейский язык – он очень легкий. Когда что-то хотели сказать по секрету, говорили по-еврейски», – вспоминает Лена.

Говорят, немцы все равно стали составлять списки горских евреев, предполагая их  полное уничтожение. Назначили дату массового расстрела – с 3 на 4 января 1943 года. Машины уже стояли наготове…

Но подпольщики, служившие в немецкой армии, сообщили о предстоящей акции. Партизаны и Красная Армия освободили Нальчик раньше срока. В Еврейской слободе по сей день говорят, что их спасло чудо.

Очевидцы вспоминали, как, сидя в подвалах, где укрывались от ураганного огня артиллерии и расправ озверевших немцев, услышали отчаянный мат и крики «Ура!»: «И стало понятно – наши пришли!»

Еврейское кладбище. Могила Х. Пинхасова.Одним из первых въехал на коне в Еврейскую колонку майор Хаскиль Пинхасов, горский еврей из Богдановки. Фашисты расстреляли почти всех его родственников. Первый вопрос Пинхасова был: «Евреи живы?» Узнав, что войска подоспели вовремя, боевой офицер заплакал...

Этот день – 4 января 1943 года – стал спасительным для всей горско-еврейской общины Нальчика. От смерти были избавлены более двух тысяч человек. В синагоге читали молитвы, благодарили Б-га за чудо. А местных жителей – за то, что не выдали…

После освобождения Нальчика Маркела Шабаева и еще двух активистов общины посадили – нашелся «доброхот», майор НКВД из местных, который донес в органы о «пособничестве» и «сотрудничестве». Но община встала на защиту достойнейших своих сыновей. Подготовили письмо в органы НКВД. Там были такие строки: «Если этих людей можно в чем-то обвинить, то мы так же виноваты, как и они. Значит, судите нас всех». Под ним стояло несколько десятков подписей на русском и иврите. Через два месяца арестованных выпустили.

СОЗИДАЯ ЖИЗНЬ

Евреи Нальчика – люди очень веселые и жизнерадостные. Шутки-прибаутки, дружеское подтрунивание, особый горско-еврейский юмор – разговоры так и искрятся. И этот «менталитет особой тонкости» в сочетании с кавказским гостеприимством ощущаешь сразу…

– А вот и наш нимаз, – говорит один из членов нальчикской общины.

Мы на улице Рабочей, 19, подъезжаем к воротам, из-за которых выглядывает обычный трехэтажный дом. Нимаз – так на горско-еврейском языке называется синагога. Эта была построена в 1993 году взамен старой, одноэтажной. Увы, за пятнадцать лет ремонт здесь ни разу не делался, вид молитвенного зала и других помещений удручал.

Но благодаря инициативе раввина Леви Шабаева – племянника того самого Маркела Шабаева, который столько сделал для спасения Колонки в годы войны, – решили: ремонт и полная реконструкция синагоги. В начале октября минувшего года начались строительные работы. Участвует в них и правительство КБР.

Здесь же рядышком, бок о бок с синагогой, – двухэтажное здание благотворительного фонда «Хесед Имид». Перед ним – мемориальный комплекс, посвященный евреям-нальчанам, павшим в годы Великой Отечественной. На сером мраморе – несколько сотен фамилий. Мартиролог открывает имя Героя Советского Союза Исая Иллазарова.

Рафаил БабаевГлава «Хесед Имид» – добрейший труженик Рафаил Бабаев. Он не нальчанин, но живет здесь уже почти 40 лет, и Еврейская колонка для него стала родной. С 2001 года Рафаил Давыдович возглавляет благотворительный фонд. С гордостью рассказывает: недавно они выиграли солидный грант президента России для некоммерческих общественных организаций. Теперь на эти деньги приобрели оборудование для мини-прачечной.

«Хесед Имид» ведет свыше 25 программ, в том числе детских. Фонд помогает пенсионерам, инвалидам первой и второй групп, детям. Им раздают зимние вещи; больным, которые не могут ходить, приносят продукты из магазина. Проводят бесплатные медицинские консультации, делают протезы, очки.

С октября 2007 года началось строительство первого блока нового здания. В нем будут располагаться мини-прачечная, комнаты реабилитации, миква, помещения для детских и медицинских программ. Позже появится зал для торжеств.

В общину приходят люди уникальные. Например, Арон Яковлевич Вайнер – в свои 74 года участник Московского международного марафона мира, на котором вот уже 17 лет представляет Кабардино-Балкарию.

Давид Яковлевич Остайчер – заслуженный адвокат КБР, и в свои 87 лет продолжает работать по специальности! Уже 28 лет он возглавляет профсоюз Коллегии адвокатов республики, награжден медалями Министерства юстиции России.

Элла Абрамовна Перельсон, музыкант, дочь Абрама Григорьевича Перельсона, первого в республике врача-отоларинголога, почти 40 лет заведовавшего отделением центральной больницы Нальчика.

Ефим Маркович Тёрушкин недавно отметил 85-летие. Он – кавалер ордена Александра Невского, чем очень гордится вся Еврейская колонка. Возможно, даже больше самого Ефима Марковича.

Судьба его трагична и удивительна одновременно. Рожденный на границе с Польшей, в местечке Красная Слобода, он окончил школу в 1941 году. 20 июня призвали на военные сборы. Вместе с младшим братом чудом спасся от гибели. А вся семья попала в гетто и была уничтожена.

– В общей сложности было у меня тридцать два человека родных… Дожили до Песаха 1942 года – 22 апреля. В первый день Песаха фашисты расстреляли всех. Рассказывали о моей сестре Славе, как она кричала перед смертью нашим, служившим у немцев в полиции: «Придут мои братья и отомстят вам за нас!» А братья воевали на фронте, защищали родину. Лева погиб в Слуцке; Зиновий воевал в партизанском отряде и погиб при выполнении задания; Исаак погиб под Смоленском; Исай – танкист, погиб в 1944-м; Михаил – тот самый брат, с которым я ушел из дома, – погиб в 1942 году…

Возглавляет Совет ветеранов еврейской общины города Григорий Самуилович Минков, которому в этом году (2008) – 88.

Эрзол ШабаевСреди евреев помоложе тоже есть личности примечательные. Например, Эрзол Шабаев, сын Маркела Шабаева, знаменит не только в Нальчике, но и далеко за его пределами. Прославило его хобби: фалеристика – коллекционирование спортивных значков, нагрудных знаков и медалей, – а также удивительные художественные работы из дерева, кожи, металла, природных материалов.

На той же улице Рабочей – большая территория, с недавнего времени де-юре принадлежащая общине, и здание, в котором расположились Еврейская национально-культурная автономия КБР (ЕНКА) и еврейский культурный центр «Товуши» («Свет»). Работает он с 1988 года, здесь регулярно отмечают праздники, собирается молодежь, чествуют ветеранов. Здесь же собирается Семейный клуб, проводимый ЕНКА КБР, объединяющий около 70 человек всех возрастов. Вкусное домашнее угощение, еврейские песни, танцы до утра – кипит жизнь в нальчикской общине и центре «Товуши»!

Софья ШауловаСофья Шаулова и ее замечательные помощницы наперебой рассказывают о танцевальном ансамбле, вокальной студии, о школе искусств «Шуламит» – там юные ученики играют на фортепиано, поют в хоре, знакомятся с теорией музыки. В молодежном клубе «Имид» («Надежда») ребята проводят шабаты, изучают традиции, участвуют в семинарах по подготовке мадрихов-вожатых. Здесь богатая библиотека.

А работник ЕКЦ «Товуши» Вероника Долбня показывает большую напольную вазу – приз за первое место в Первом фольклорном фестивале национально-культурных центров КБР. Танцевальный ансамбль центра гастролирует и по республике, и за ее пределами: были в Вене, ежегодно участвуют в московском фестивале «Зажги свечу», часто ездят в Кисловодск, Пятигорск…

В настоящий момент раввин Леви Шабаев планирует на месте существующего построить большой общинный центр, который будет соответствовать требованиям динамичной современной жизни общины.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ

Хацерон АлхасовЗдесь же, на Рабочей, 19, в синагоге, собирается и главный «еврейский штаб» Нальчика – попечительский совет общины.

В декабре 2007 года состоялись выборы председателя еврейской религиозной общины. Главой ее стал Папуля. Так ласково и уважительно называют здесь Хацерона Алхасова. Роста в нем более двух метров, а весов таких, чтобы Папулю взвесить, не сыскать. Что говорить, во главе общины стоит большой человек!

А видели ли вы вместе десятку уважаемых мужей, заседающих в попечительском совете общины? Впечатляющее зрелище! Прямо совет в Филях накануне Бородино. Хотя внешне больше напоминает семейство горских Корлеоне. Правда, с кардинальным отличием: здесь собирается «мафия» хороших людей. И дела у них – добрые.

Попечительский совет начал работать весной 2005 года, и польза от его деятельности ощутима. Ведь главный принцип общинной политики раввин формулирует так: «Помощь людям – это зов души». Заботятся о больных: выделяют деньги на лекарства, операции.  Нуждающиеся семьи ежеквартально получают продовольственную помощь. Совет обеспечивает порядок на всех четырех еврейских кладбищах. Перед праздником Песах распределяет продуктовые наборы и мацу.

При общине работают ульпан, библиотека, «Хевра Кадиша». Около 40 детей от семи лет занимаются в воскресной школе. Учатся и веселятся: то к ним клоунов пригласят, то в зоопарк отвезут. А летом ребята отдыхают в лагере на Черном море, выезжают в Приэльбрусье, на Голубые озера, Чегемские водопады. Спонсирует поездки ЕНКА КБР, возглавляемая исполнительным директором Софьей Шауловой.

«Фельдмаршал» здесь, конечно, рав Леви – он держит все «ниточки» еврейской жизни города и республики в своих руках. Но решения принимаются совместно, обстановка – самая демократичная.

Леви Шабаев родом из Нальчика. В новом качестве – раввина и посланника Любавичского Ребе – он приехал в родной город с ребецн Миланой в феврале 2005 года. И, по признанию жителей Колонки, с тех пор еврейская жизнь закипела с новой силой!

Трижды в неделю раввин Леви Шабаев проводит в синагоге клуб пожилых людей «Тиферет зкеиним», на котором почтенные члены общины изучают недельную главу Торы, свои традиции и историю. Издают в Нальчике и замечательную газету «ЕСК» («Евреи Северного Кавказа»).

Особенно любит своего раввина младая горско-еврейская «поросль». Рав Леви очень много времени – и с огромным удовольствием – проводит с ребятами. Бурлит работа в молодежном клубе, руководит которым Арон Матаев. «С появлением Леви к нам пришла молодежь», – констатирует один из активистов совета общины Роман Элиашвили. «Леви для нас – врач духовный, для молодежи – старший брат. Он всех объединил», – вторит ему Виталий Давыдов, тоже член «Генштаба».

Молодежное подразделение попечительского совета – «Нецах» – при поддержке р. Леви Шабаева осуществило ряд издательских проектов. В их числе проспект, посвященный трем кампаниям Ребе: мезуза, тфилин и цдака; издание «Биркат амазон» на русском и иврите с транслитерацией. Огромным спросом среди нальчикских евреев (тираж уже дважды переиздавался) пользуется мини-постер с фотографией Ребе и дорожной молитвой на обратной стороне. Таким не может похвастаться больше ни одна горско-еврейская община.

Молодежное отделение общины «Нецах» в составе Мухоиля-Шнеура Дигилова, Давида Алхасова и Залмана Матаева выполняет особые поручения «Генерального штаба».

В активности юных горцев мы и сами убедились на праздновании Лаг ба-омера. Торжество ребята организовали и провели самостоятельно: составили программу, приготовили обильное угощение, разожгли во дворе синагоги огромный костер. И до поздней ночи в его свете отплясывали лезгинку!..

Успешно работает и женский клуб, которому уже три года. Возглавляет его Милана – жена раввина. Дамы еженедельно изучают традиции, обмениваются новостями, узнают рецепты кошерной кухни, вышивают. Приглашают врачей, косметологов, специалистов из фитнес-клуба. Иногда сам раввин проводит занятия по истории еврейского народа.

…17 сентября 2005 года в общине был большой праздник – внесение нового свитка Торы. «Царский» подарок евреям Нальчика сделал международный образовательный фонд «Ор Авнер», возглавляемый Леви Леваевым. Праздник удался на славу – присутствовавшие вспоминают, что столы в тот замечательный сентябрьский денек накрыли человек на 500!

В мае 2007-го праздник повторился – в синагогу Еврейской колонки внесли еще одну Сефер Тору, подаренную общине Джеком Лунгером из Англии – «хорошим добрым евреем», как назвал его рав Леви. Теперь в местной синагоге пять свитков Торы.

СТАЛИНСКАЯ ГАРМОШКА

Вы часто танцуете лезгинку? Я предвижу ответ. Конечно, можно не танцевать лезгинку ни разу в жизни. Но как же без нее на Кавказе? И мы убедились: лучше лезгинов лезгинку танцуют только горские евреи!

Так, одним из создателей легендарного ансамбля «Горско-еврейская агитбригада», основанного в 1934 году, стал уже упомянутый нами Маркел Шабаев, в 1920–1930-х – руководитель первых агитбригад.

Вот фотография: Нальчик, 1960-е годы. В папахе, с газырями, опоясанный длинным кинжалом, в сверкающих лаком ичигах, вытянувшись в звенящую струну, отставив левую руку и высоко подняв правую, танцует лезгинку усатый красавец. Это Падацур Ашуров, сын известного музыканта Танахума Ашурова. Именем отца названа одна из улиц города, и этим нальчикские евреи заслуженно гордятся: одним из первых в стране Танахум Ашуров получил звание заслуженного артиста РСФСР.

Две артистические семьи, две известные среди горских евреев всего мира фамилии – Ашуровы и Алхасовы. Многие поколения этих замечательных артистов дружат между собой и творчески соревнуются.

Хацерон Алхасов, дед и тезка нашего Папули, был заслуженным деятелем искусств Кабардино-Балкарии, великолепным музыкантом, гармонистом-виртуозом, собирателем и исполнителем мелодий горских евреев и других народов Северного Кавказа, автором песен, маршей, танцевальных произведений. В свое время он основател ансамбль «Кабардинка».

В 1927 году вместе с зурнистом Танахумом Ашуровым и бубнистом Ароном Исаковым Хацерон Алхасов создал национальное трио, которое завоевало широкую популярность, исполняя музыку горских евреев и других народов Кавказа.

Шалико Алхасов – сын Хацерона – показывает мне «сталинскую гармонь». На оборудованном часами и фонариком инструменте – мемориальная надпись:

Заслуженный деятель искусств Кабардино-Балкарской АССР Хацерон Ханинович Алхасов, г. Нальчик, 1936 год.

Шалико рассказывает удивительную историю подарков «вождя всех народов» членам национального трио – Алхасову, Ашурову, Исакову:

– Сталину их выступление очень понравилось. Но он удивился, почему музыканты разгуливают по Москве в черкесках. Сказал, что советские артисты не должны ходить по городу в сценической одежде. Поэтому подарил им костюмы. А еще часы, кинжалы. И по заказу Сталина сделали эту гармонь.

Светлана Алхасова вспоминает:

– Мой дедушка Танахум Ашуров был зурнистом, причем сам делал музыкальные инструменты. На основе зурны дагестанских ашугов он создал еврейскую зурну. Зурна сама по себе сольный инструмент, а дедушкина превосходно звучит и в сочетании с гармошкой. Мой отец и брат приняли ремесло от дедушки. Только они вырезают такие зурны!

Эдуард Ашуров…Сегодня на свадьбе в Нальчике будет играть внук Танахума – Эдуард Ашуров. Специально ради этого приехал в родную Еврейскую колонку из города Беер-Шева. Традиция не умерла: теперь в Эрец-Исраэль выступает национальное трио «Захар энд компани» в составе Захара Гилядова, Рафаэля Матаева и Эдуарда Ашурова. В руках у музыканта – дедовская зурна из кизила, которой больше ста лет.

Сыграет на свадьбе и Хацерон Алхасов-младший. Внук пошел по стопам легендарного деда: руководит замечательным нальчикским ансамблем «Мазаль» («Счастье»).

АХ, ЭТА СВАДЬБА!

Женитьба сопряжена для еврея-горца с большими трудностями и многолетними стараниями о накоплении некоторой суммы, для того чтобы купить себе невесту.

(И. Анисимов, «Кавказские евреи-горцы».)

Невесту зовут Сусанна Гилядова, жениха – Вадим Шубаев. Она из Нальчика, он из Пятигорска. До чего же красивая пара!..

Конечно, сегодня накануне свадьбы жених не бреет голову, как это было принято у его дедов и прадедов, и не скачет вслед за кунаками на горячем скакуне, сопровождаемый криками «Ой атлан, атлан гийов, Темир-хан атлан гийов!» («Ты, жених, едешь на коне своем, как Темир-хан ездил во время своего царствования!»). И женщины не выбегают из своих саклей и не осыпают мукой его плечи. А после ритуального омовения в реке и облачения в свадебные одежды товарищи не кладут ему на лоб немного пепла в знак скорби по Иерусалиму. И не поют они вместе печально 136-й псалом Давида: «На реках Вавилонских мы сидели и плакали, вспоминая Сион…»

Сегодняшние «горячие скакуны» – это «мерседесы» последней модели (черный для жениха, белый для невесты). Но на железных конях, как и встарь, везут на подносах в дом невесты: на одном – кур, на другом – фрукты, на третьем – подарки… И сыплется на молодоженов, как и встарь, дождь из конфет – символ сладкой жизни, риса – в знак плодовитости и монет – да будут они богаты!

Все так же звучит «Свадебный марш» Танахума Ашурова, под который десятки лет невесту выводили из дома. И исполняет его Эдуард Ашуров – на первой зурне своего деда!

Как и прежде, зажигателен танец невесты – так, что всех гостей тянет в пляс. Растет, однако, благосостояние горско-еврейского народа: в руках у танцующей красавицы – гирлянда из голубеньких купюр, каждая – достоинством в тысячу российских рублей…

На территории ресторана «Усадьба» установлена хупа, сделанная специально к этой свадьбе. Великолепнее видеть не доводилось: резное дерево с золотой инкрустацией. Никак не «балдахин из куска шелковой материи, натянутой на четыре жерди» (Илья Анисимов, «Кавказские евреи-горцы»). Эта хупа стала прекрасным подарком общине Нальчика от дяди невесты – Артура Гилядова.

Раввин Л. Шабаев на свадебной церемонии.

Бабушка невесты Надежда Мегирова (по-горско-еврейски ее имя – Шекар, в девичестве – Дегилова) вспоминает:

Церемония еврейской свадьбы – традиция, освященная веками. Здесь очень много нюансов. Перед началом церемонии жених должен вручить отцу невесты символический выкуп.

«За девочку полагается калым, – объясняет бабушка Шекар. – А в приданое идут посуда, постельное белье, украшения невесты».

Конечно, обязательно по закону ритуальное омовение перед свадьбой. Невесту, предварительно посетившую микву, привозят туда, где раввин ставит хупу – символ шатра жениха. Обычно – на открытом месте, чтобы «потомство было многочисленным, как звезды». По традиции лицо невесты скрывает вуаль. Только введение невесты под хупу к жениху удостоверяет бракосочетание по закону Моше и Израиля.

Невесту семь раз обводят вокруг жениха, и он со словами «Вот этим кольцом ты посвящаешься мне в жены по закону Моше и Израиля» надевает ей на указательный палец обручальное кольцо (это еще называют «покупкой невесты»). Кольцо на еврейской свадьбе только одно, и оно должно быть абсолютно гладким, без царапин и даже без клейма, что проверяется раввином и удостоверяется свидетелями.

Под хупой раввин оглашает заранее составленную им в присутствии двух религиозных евреев и подписанную ктубу – брачный контракт, обязательный для жениха и невесты. Над бокалом вина раввин произносит семь благословений, жених и невеста по очереди пьют из свадебного кубка, и бокал (в память о разрушении Храма) разбивается. Рав Леви предусмотрительно завернул бокал в лист фольги – к чему лишние хлопоты с осколками!

«Сестра наша! Да родятся от тебя тысячи тысяч!» – эти слова из Торы, уподобляющие ее Ривке, слышит в день свадьбы невеста. Молодожены, стоя под балдахином, получают благословение родителей на долгую и счастливую совместную жизнь. Под хупой же принимают поздравления родственников и друзей.

Свадьба – это в немалой мере «праздник желудка». Каких только яств нет на столах, накрытых под открытым небом и в уютных беседках! И конечно же, на каждом – «фирменные» горско-еврейские пироги, чуду́!

…На Востоке говорят: «Свадьба – залог новой свадьбы». Наверное, именно поэтому с таким самозабвением Колонка празднует рождение новой семьи горских евреев. И наши новые друзья верят, что «цепочка», связывающая их с потомками Йеуды и Биньямина, от которых они ведут свою родословную, полтора тысячелетия живя на Кавказе, не прервется. Еврейская колонка Нальчика не обезлюдеет. И родятся дети, которые создадут новые крепкие семьи евреев-горцев. Ведь свадьба – залог новой свадьбы!

Илья Карпенко
Журнал "Лехайм" 5 (193), май 2008

Еврейский информационный центр

Еврейский информационный центр Gorskie.ru является независимым проектом, существующим на частные пожертвования.

Gorskie.ru на Facebook Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на Google+ Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках

Техническая поддержка сайта: Интернет-агентство ИЛЬЯГУЕВ И ПАРТНЕРЫ

Информация

Архив

« Март 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Top