Gorskie.ru на Facebook Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках Gorskie.ru в Instagram
rueniw
Ленин о "еврейском вопросе"

Журналистика, которой занимаюсь уже более полувека, свела меня однажды с человеком по-своему уникальным - Михаилом Ефимовичем Кузьминым. Он проработал всю жизнь в правительственном гараже. В трудовой книжке М.Е. Кузьмина (их ввели после революции) только две записи: "Принят на работу 25 октября 1917 года" и "Освобожден от работы по состоянию здоровья 3 октября 1955 года". Документ поистине музейный.

А вообще-то работать в гараже М.Е. Кузьмин начал, когда тот был еще царским и находился в Царском Селе. Возил тогдашних министров царского, а затем и Временного правительства: А. Керенского, П. Милюкова, Г. Львова, А. Гучкова и других.

После революции гараж, а с ним и весь его шоферский состав перевели в Москву для обслуживания уже советского правительства, переехавшего туда. Теперь Кузьмину вместе с другими шоферами доводилось возить Я. Свердлова, Л. Каменева, Г. Зиновьева, М. Калинина, А Рыкова, В. Овсеенко, Н. Крыленко, П. Дыбенко, В. Ногина, А. Луначарского, Л Троцкого, И. Джугашвили. Пока был жив В.И. Ленин, Кузьмин был сменщиком и его личного шофера - С.К. Гиля.

Я познакомился с М.Е. Кузьминым в 60-е годы. Он был уже на заслуженном отдыхе, получал пенсию союзного значения. Наступила новая эпоха, прошел знаменитый ХХ съезд. У людей исчез страх, развязались языки. Многим было, что поведать о минувшем и пережитом.

Разговорился и Михаил Ефимович, хотя по натуре был, видимо, человеком молчаливым и скрытным. Потому, наверное, и уцелел в годы репрессий. На самом же деле, он все видел, все понимал и все сохранил в памяти.

Я, естественно, принялся расспрашивать Михаила Ефимовича о его прошлой жизни. Записи бесед с ним, рассказ о его необычной работе, контакте с известными людьми сохранились у меня в журналистских блокнотах. Вот лишь некоторые фрагменты его воспоминаний, которые наверняка будут интересны читателям журнала.

- Владимир Ильич редко ездил один. Машин тогда было мало. Часто кто-нибудь из членов правительства садился вместе с ним и ехал по своим делам, если было по пути. А как-то, когда мы ехали с Лениным вдвоем, он обратился ко мне:

- Мне с вами, Михаил Ефимович, всегда интересно беседовать. Так что не стесняйтесь, рассказывайте обо всем, что считаете нужным. Мне крайне важно знать, о чем народ думает, что люди говорят.

И как-то я сказал Ленину:

- В народе ходят разговоры, что в правительстве одни евреи, и вы им особенно доверяете.

Владимир Ильич улыбнулся и говорит:

- Насчет состава нашего правительства, это не совсем так. Да вы, Михаил Ефимович, и сами всех членов нашего правительства в лицо знаете, в нем люди самых разных национальностей. А вот, что я евреям верю, - это правильно. И знаете, почему? Ни один народ в России не находился при самодержавии в таком унизительном положении, как евреи. У них здесь не было своей земли, они были рассеяны по всей стране. Наша революция дала евреям России все права гражданства, сделала их равноправными гражданами, раз и навсегда ликвидировала позорную черту оседлости и процентную норму в учебных заведениях. Только теперь советская Россия стала для них настоящей Родиной, и я знаю, что ей они служат верно и преданно.

И еще любопытный разговор произошел у Михаила Ефимовича с Лениным. Он спросил Ленина, как тот терпит, что Каменев и Зиновьев с ним постоянно спорят, всегда с чем-то не согласны.

- Так это, Михаил Ефимович, как раз и хорошо, что открыто спорят, - ответил Владимир Ильич. - Они свои взгляды не скрывают и из лучших побуждений спорят, хотят, чтобы было как можно лучше. Когда есть несогласные, голова лучше работает, ведь их переубеждать приходится, веские доводы находить. Сам не всегда все увидишь и предусмотришь, а они своими возражениями и спорами мне помогают на вещи с другой стороны взглянуть.

Он помолчал и добавил:

- Отбросив все негативные черты, присущие евреям, а они, безусловно, у них есть, как и у любого народа, не могу, тем не менее, не преклоняться перед их умом, стойкостью, преданностью делу. Я глубоко уважаю моих товарищей по партии. Вполне возможно, это не очень кому-то нравится, но для меня главное, что они безоговорочно преданы нашему делу.

Михаил Ефимович был заядлым курильщиком. Цигарку изо рта не выпускал.

- А как Ленин реагировал на это? - спросил я. - Он ведь не курил.

- Неодобрительно, и этого не скрывал, - ответил Михаил Ефимович. - У нас, сказал он, к сожалению, курильщиков очень много. На махорке и табаке некоторые здорово наживались, как и на торговле водкой.

- Об этом, кстати, тоже в народе нередко говорят, - сказал я. Что главные шинкари в России - евреи, что они наживаются на спаивании русского народа.

- Да, мне тоже об этом доводилось слышать, - сказал Владимир Ильич. - В России всегда все использовалось для того, чтобы сеять темную, дикую, злобную ненависть к евреям. В стране, где правит капитал, власть всегда стремится обособить одну национальность от другой, пробудить у них взаимную отчужденность, потому что единство народа для нее страшнее всего. Если иные евреи и становились шинкарями, то только потому, что были при царизме лишены возможности иметь другую достойную работу, например, заниматься сельским хозяйством, обрабатывать землю. Двери учебных заведений для них были закрыты. Они не имели и рабочих специальностей, потому что различным ремеслам им не у кого было учиться. А для того чтобы торговать, нужно иметь прежде всего голову на плечах, а она у них есть. Нелегкая жизнь на протяжении веков, упорная борьба за выживание и существование способствовала развитию у них умственных способностей. Они в большинстве своем народ умный, сообразительный, по-своему ловкий.

В другой раз я как-то сказал Владимиру Ильичу, что часто можно услышать разговоры о том, что многие евреи уезжают теперь в Америку.

- Почему теперь? - удивился Владимир Ильич. - Они стали уезжать туда еще в начале века, когда она только начинала обустраиваться. Поняли, что в России их жизнь бесперспективна, а там у них будет возможность проявить свои способности, обстроиться, претворить в жизнь мечты и планы. Тогда они бежали туда от бесправия и погромов. Там их уже никто не преследовал, не мешал им, не чинил препятствий и притеснений, не ущемлял в правах. Они становились полноправными гражданами наравне с другими народами, селившимися в Америке. А то, что они продолжают уезжать туда и после революции, то к этому побуждают все те же погромы, которые организует в Украине Петлюра, но с этим мы скоро покончим.

- А вас-то, Михаил Ефимович, что так волнует еврейский вопрос? - спросил меня как-то Владимир Ильич.

- Некоторые меня упрекают, ответил я, за то, что наша семья дружит с соседями по квартире - евреями. Мы с ними, как родные - делим пополам и радость и горе. Они - умные порядочные люди. Образованные. Ко мне, моей жене и нашим детям относятся тепло, заботливо. Вот я иногда и задумываюсь над этим странным "еврейским вопросом".

Михаил Ефимович не ограничился тогда воспоминаниями о любопытных эпизодах, но и прокомментировал их:

- Все последующие годы, когда Ленина уже не было, показали, насколько он был прав и дальновиден, когда говорил о евреях России. Они, работавшие во всех сферах жизни, внесли большой вклад в создание промышленности, развитие науки, техники, культуры, здравоохранения, искусства, создание армии и флота. Квалифицированные специалисты, отличные организаторы, они не рвались на высокие должности. На такую работу их направлял, в частности, Наркомтяжпром, которым руководил Серго Орджоникидзе. Когда они приезжали к нему, я их видел, слышал его высказывания о том, что они беззаветно служат отечеству.

Тем не менее из всех малочисленных народов нашей страны особенно пострадали от сталинских репрессий именно евреи. Вождь народов всегда втайне ненавидел их не только потому, что этот недоучившийся семинарист был антисемитом, но и потому, что видел в них убежденных и верных ленинцев. А Ленина он в глубине души всегда ненавидел тоже, завидовал его популярности, его знаниям, культуре. Ему нужны были холуи, преданные не делу, а ему лично. Национальной политике, которую проводил Ленин, был положен конец сразу же после его смерти. Наркомнац, созданный Лениным на второй день после революции и способствовавший самоопределению малочисленных народов России, был ликвидирован.

Наглядным примером лицемерного и потребительского отношения Сталина к евреям может служить драматическая история Антифашистского еврейского комитета. Он был создан для того, чтобы получить в годы войны финансовую помощь со стороны американских евреев. Когда же надобность в ней отпала, этот комитет во главе с Михоэлсом был уничтожен.

* * *

Сегодня хочется спросить: уж не за благосклонное ли отношение Ленина к евреям нынешние национал-шовинисты считают его предателем России?

А закончить этот разговор позволю себе цитатой из модного ныне Н. Бердяева: "В основе антисемитизма лежит бездарность. Есть только один способ борьбы против того, что евреи играют большую роль в науке и философии: делайте сами великие открытия... Унизительно думать, что свобода всегда оказывается благоприятной для евреев и неблагоприятной для неевреев".

Илья Окунев (Алеф №894)

Прочитано 2012 раз

Читайте нас на:

    

Gorskie.ru на Facebook    Канал Gorskie.ru в Telegram

Еврейский информационный центр

Gorskie.ru - первый сайт горских евреев, основанный в 2000 году. Мы являемся независимым информационным проектом, рассказывающем не только о жизни евреев Кавказа, но и о еврейских общинах по всему миру.

Gorskie.ru на Facebook Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках Gorskie.ru в Instagram

Информация

Архив

« Январь 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Подпишитесь