Gorskie.ru на Facebook Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на Google+ Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках
rueniw


70 лет назад еврейские подпольщики взорвали отель «Царь Давид» в Иерусалиме

22 июля 1946 года, 70 лет назад, еврейской подпольной организацией «Иргун» был совершен взрыв в отеле «Царь Давид», в результате которого погиб 91 человек.

«Политика сдержанности»

В 1917 году министерством иностранных дел Великобритании была написана «Декларация Бальфура», в которой говорилось, что страна поддерживает создание в Палестине «национального очага для еврейского народа и приложит все усилия для содействия достижению этой цели». Всемирная сионистская организация с надеждой и оптимизмом восприняла данное постановление, но уже через несколько лет после его обнародования стало понятно, что на территории Палестины, которая находилась под управлением британской колониальной администрации, еврейского государства не будет. Более того, в вечном арабо-израильском конфликте британская администрация хотя и занимала нейтральную позицию, но при этом предпочитала налаживать более тесные отношения с арабами.

Палестинские евреи решили действовать незамедлительно, и в 1920 году была создана боевая организация «Хагана» (в переводе с иврита — «Оборона»). Главной своей задачей она считала защиту еврейских поселений от арабского террора.

Но несмотря на несколько крупных погромов, организованных арабами против евреев в 1920–1930-е годы, «Хагана» провозгласила «политику сдержанности» и временно отказалась от акций возмездия.

Евреи считали, что такие действия приведут лишь к новому витку противостояния.

«Око за око»

Очевидно, что провозглашенная в 1920 году «политика сдержанности» не могла больше продолжаться, и 10 апреля 1931 года из «Хаганы» откололась боевая организация «Эцель», сокращенно «Иргун», члены которой были не согласны с действующей политикой и предлагали отвечать на арабскую агрессию не менее мощным ударом. В период с 1931 по 1939 год главной целью «Иргуна» были арабы, которые на протяжении 1930-х годов постоянно подвергали опасности еврейское население Палестины.

Например, в 1936 году арабское население подняло восстание, направленное против политики Великобритании в Палестине и иммиграции евреев.

В первые же его дни были убиты 85 евреев. В ответ на это руководство «Иргуна» провозгласило политику «Око за око» и моментально нанесло ответный удар. Обмен ударами продолжался до 1939 года, когда 17 мая в британском парламенте была принята так называемая «Белая книга», написанная министром колоний Малкольмом Макдональдом. В ней вводились жесткие ограничения для еврейской эмиграции в Палестину, что побудило «Иргун» вступить в противостояние уже с самой колониальной администрацией.

Но в связи с надвигающейся угрозой нацистского наступления часть организации «Хагана» решила стать союзником Британии, создав очередное ответвление еврейского подпольного движения в виде боевой группировки «Лехи».

Но уже в 1943 году, после прихода к руководству главной организации «Иргун» Менахема Бегина, сотрудничество «Лехи» с британцами сменилось открытым террором против них.

В период с 1943 по 1948 год в результате еврейских террористических актов был убит британский министр по ближневосточным делам Уолтер Гиннесс, пострадали несколько полицейских участков, здание налоговой инспекции, британская радиостанция и ветка нефтепровода, а также были выпущены на свободу сотни заключенных британской тюрьмы в Акко. Но самой известной террористической операцией «Иргуна» до сих пор считается взрыв в иерусалимском отеле «Царь Давид», в то время являвшемся неформальным политическим центром подмандатной Палестины.

«Бойцы единого фронта»

Взрыву гостиницы «Царь Давид» 22 июля 1946 года предшествовало несколько важных событий. 1 ноября 1945 года возникло Повстанческое еврейское движение, объединявшее группировки «Хагана», «Эцель» и «Лехи». С этого момента все еврейские диверсии, атаки, взрывы и террористическое акты согласовывались с высшим руководством. Весной-летом 1946 года бойцами «единого фронта» были нанесены несколько ударов по стратегическим военным объектам британской администрации, находящемся на территории Палестины.

В ответ на активизировавшуюся деятельность еврейского военного подполья британская полиция в ночь на 26 июня 1946 года провела ряд задержаний еврейских подпольщиков. Подвергались обыскам их дома, конспиративные квартиры, различные тайники. В итоге было арестовано около 2,7 тыс. человек и изъяты тысячи документов, свидетельствовавших о деятельности еврейского подполья в Палестине.

Самый масштабный и болезненный обыск еврейского подполья, организованный британской полицией, произошел 29 июня и вошел в историю под названием «Черная суббота».

Десятки кибуцев, поселений, принадлежавших боевой организации «Хагана», были одновременно окружены силами английской армии и подверглись рядовым операциям по обыску, изъятию оружия и арестам. Лидер палестинских евреев Давид Бен-Гурион чудом избежал ареста. В это время он находился в Париже и тут же в ответ на аресты и обыски отдал приказ о роспуске Повстанческого еврейского движения. Тем не менее еврейское подполье не могло допустить того, чтобы изъятые у них документы, планы по будущим операциям были в руках британской администрации, хранившей их в помещении отеля «Царь Давид» в южном крыле здания. Через пару дней после «Черной субботы», 1 июля 1946 года, Менахем Бегин, лидер «Иргуна», получил сообщение от руководителя штаба «Хаганы» Моше Сне с приказом незамедлительно провести ответную акцию против англичан. Ей и стал взрыв отеля «Царь Давид».

Операции «Чик» и «Ваш раб и избавитель»

В тексте поручения, полученного 1 июля 1946 года главой «Иргуна» Менахемом Бегином от начальника штаба «Хаганы» Моше Сне, сообщалось следующее:

«Вы должны провести как можно скорее операции «Чик» и «Ваш раб и избавитель». Сообщите нам о точной дате. Предпочтительно одновременно. Не называйте название организации, выполняющей операцию, ни прямо, ни намеком. Мы тоже кое-что готовим, поставим вас в известность в должное время.

Тель-Авив и его окрестности должны быть исключены из всех операций. Мы все заинтересованы в защите Тель-Авива как центра ишува и нашей собственной деятельности. Если Тель-Авив будет парализован волной арестов как прямой результат проведенной операции, мы и наши планы будут также парализованы. Случайно нервные узлы всех других организаций не сконцентрированы в Тель-Авиве. Итак, Тель-Авив находится «вне границ» действия всех еврейских сил».

Как следует из поручения, изначально готовилось две атаки. Время и дата организации взрыва отеля «Царь Давид» были назначены на 22 июля в 11.00, но начало операции зависело от нападения на другое здание, David Brothers Building, используемое также правительством Палестины, но в конечном итоге было отменено.

Отель «Царь Давид» представлял собой шестиэтажное здание, построенное в 1932 году. Оно было первым современным помещением такого рода в Палестине, в южной части которого располагалась британская администрация. Отель находился в центре города, рядом с ним был парк, а в подвале здания была размещена британская военная телефонная станция, в пристройках размещалась военная полиция и уголовный розыск полиции Палестины. Кроме того, отель служил резиденцией нескольких беглых монархов (короля Испании Альфонса XIII, короля Греции Георга II и императора Эфиопии Хайле Селассие I). Здесь же проходили официальные переговоры и неформальные встречи влиятельных лиц.

«Взрываем отель «Царь Давид»

Утром 22 июля в иудейской религиозной школе «Бейт-Аарон» в Иерусалиме состоялось собрание ударной группы еврейских боевиков, в число которых входили Исраэль Леви, Гейнрих Рейнгольд, Амихай Паглин (Гидди), Ицхак Саде, а также две молодые подпольщицы-девушки — Адина Хей и Сара Агасси. Эта группа боевиков и получила приказ: «Взрываем отель «Царь Давид».

Примерно в 11.45 утра 22 июля к зданию отеля подъехал небольшой фургон с боевиками.

Они были одеты в длинные восточные одежды, похожие на те, которые носили слуги, чтобы не отличаться от персонала гостиницы.

В руках у них были семь 50-килограммовых молочных бидонов со взрывчаткой общим весом около 350 кг. Сначала еврейские подпольщики отнесли бидоны в подвальное помещение отеля и расположили их у несущих колонн здания, недалеко от кухни. На предохранителях бомб было установлено время, через которое они должны будут взорваться, — 30 минут. Оказавшись снова на улице, боевики привели в действие небольшое взрывное устройство, для того чтобы взрыв отпугнул прохожих, посетителей отеля и все это позволило бы снизить количество жертв. Но, к сожалению боевиков, взрыв вызвал противоположный эффект, привлек людей, которые сбежались посмотреть на последствия взрыва, а также взрывная волна перевернула проезжавший мимо автобус, пострадавших которого стали заносить в отель для оказания им первой помощи.

По воспоминаниям одного из главных организаторов взрыва Менахема Бегина, в 12.10 Исраэль Леви на улице подал знак 16-летней подпольщице Адине Хей и Саре Агасси, чтобы они сделали три телефонных звонка, предупреждающих о предстоящим взрыве. Они сообщили о нем дирекции отеля, редакции газеты Palestine Post, а также работникам консульства Франции, которое находилось совсем рядом с отелем.

«Мы не подчинимся приказам евреев»

Предупреждения о взрыве стали самыми дискуссионными и спорными моментами теракта. До сих пор вокруг них ведутся обсуждения и нет компромиссной точки зрения. Все три предупреждения прозвучали за полчаса до взрыва, что, по мнению руководства еврейских подпольщиков, было достаточным для эвакуации людей, но недостаточно для того, чтобы вынести из здания документы еврейских подпольных организаций, захваченные британцами.

После теракта некоторое время колониальная администрация отрицала сам факт таких звонков, но на суде под присягой англичане вскоре все же признали, что получали подтверждения, но не успели эвакуировать посетителей отеля.

Но в то же время сотрудники французского консульства, которым девушки-подпольщицы позвонили последним (в 12.27), начали эвакуацию первыми. Менахем Бегин в своих воспоминаниях о событиях 22 июля вслед за организацией «Иргун» утверждал, что 25–27 минут было достаточно для эвакуации, ссылаясь на заявление свидетеля теракта, опубликованное в газеты «Хаганы» «Эшнаб»:

«Когда я услышал шум… пиротехнической бомбы, я решил покинуть отель. Многие другие также попытались выйти из отеля, но солдаты забаррикадировали выходы и стреляли в направлении людей, пытавшихся выбраться из этого ада».

Также Исраэль Галили, один из тех, кто осуществил взрыв, сообщил Менахему Бегину об услышанном им разговоре между полицейским офицером и официальным британским чиновником Джоном Шоу, главным секретарем правительства Палестины, в котором тот заявил: «Мы не подчинимся приказам евреев». Помимо этого, оператор газеты Palestine Post также под присягой затем подтвердил получение звонка и сообщил, что он тотчас же передал сообщение о взрыве в полицию.

По воспоминаниям еврейской подпольщицы Сары Агасси, которая и совершала эти звонки, в неоперативной эвакуации людей в округе виноват именно Джон Шоу:

«Разве можно поступить по-другому, если тебе сказали, что в отеле заложили аж две бомбы?! — недоумевает она. — Все дело в Шоу, люди погибли из-за него».

«...и над Иерусалимом поднялся огненный гриб»

В 12.37 взрывное устройство, заложенное в подвале южной части отеля, было приведено в действие. Сара Агасси спустя 64 года после теракта вспоминает:

«И тогда (после первого взрыва) началась паника, на улицах Иерусалима послышались выстрелы. В суете люди стали закрывать свои магазины и разбегаться. Я побежала к своему отцу в магазин, чтобы вместе поскорее уйти домой.

Как только мы закрыли магазин, прогремел взрыв, и над Иерусалимом поднялся огненный гриб, как в Хиросиме.

Все вокруг стало черным… Тогда я поняла, что дело сделано».

Почти сразу на место взрыва прибыли спасатели британской армии. Сама спасательная операция длилась почти три дня, а грузовики сделали около двух тысяч ходок, чтобы вывезти с места трагедии все обломки и достать из-под них оставшихся живых людей. Удалось извлечь лишь шестерых. В этой трагедии погиб 91 человек, 46 получили ранения, причем некоторые из пострадавших находились за пределами отеля. Среди погибших — 41 араб, 17 евреев, 28 британцев и пятеро лиц других национальностей.

Несмотря на то что при взрыве погибло и еврейское население, организаторы теракта выражали удовлетворение от операции, но при этом скорбели о своих братьях-евреях, при этом не упоминая демонстративно о пострадавших арабах и представителях других народов. Более того, несмотря на то что взрыв был произведен с ведома высшего руководства «Хаганы», еврейское агентство официально заявило о «беспрецедентном акте, совершенном бандой преступников».

Но сами организаторы взрыва со временем начали понимать, что совершенный ими теракт принес больше горечи, чем пользы в дальнейшей борьбе. Сара Агасси вспоминала:

«Через несколько лет после теракта мы приехали в гости к друзьям, и я стала хвастаться тем, что имела непосредственное отношение к теракту.

Оказалось, что отец хозяина дома погиб во время взрыва.

Это стало ударом для меня, и я поклялась никогда не говорить об этом впредь».

Но несмотря на это она была уверена в том, что со стороны еврейских подпольщиков было сделано все возможное, чтобы минимизировать количество жертв:

«Я сделала то, что должна была сделать. Я ни о чем не жалею, — говорит она. — Мы не раз выступали против британцев, минировали их автомобили. Взрыв в отеле получил такую огласку только потому, что нанес удар в самое сердце Британского мандата».

«Они больше, чем просто коллеги»

Британская сторона также незамедлительно отреагировала на взрыв. Сначала с докладом о теракте в палате общин выступил премьер-министр Великобритании Клемент Эттли, лишь только констатировавший факт трагедии. С более ярко окрашенной характеристикой событий 22 июля выступил главный секретарь правительства Палестины сэр Джон Шоу, которого обвиняла еврейская сторона в бездействии после предупредительных звонков. Он заявил в радиоэфире на следующий день:

«Как у главы секретариата большинство из погибших и раненых мои сотрудники, многих из которых я знаю лично 11 лет. Они больше, чем просто коллеги.

Англичане, арабы, евреи, греки, армяне, высокопоставленные чиновники, полиция, мой врач, мой шофер, посыльные, охранники, мужчины и женщины — молодые и старые — они были моими друзьями».

Также через несколько дней после теракта британская армия направила две дивизии в район Тель-Авива. Солдаты вместе с агентами спецслужб окружили город и начали обыски, причем обыскам подвергался каждый дом, каждая квартира. Вслед за обысками было принято решение о лишении свободы незаконных мигрантов в Палестину, в том числе и детей, временно находящихся на Кипре. Но тем не менее совершенный теракт не сильно повлиял на англо-американские отношение и ту политику, которые проводили эти государства в Палестине. В письме президенту США Гарри Трумэну от 25 июля 1946 года премьер-министр Великобритании Клемент Эттли отметил следующее:

«Я уверен, вы согласитесь, что бесчеловечное преступление, совершенное в Иерусалиме 22 июля, — это призыв к решительным действиям в борьбе с терроризмом, но с учетом страдания невинных еврейских жертв нацизма это не должно удерживать нас от принятия политики, направленной на установление мира в Палестине с минимально возможной задержкой».

60 лет со дня взрыва

В июле 2006 года в Израиле прошла церемония, посвященная 60-й годовщине со дня трагедии в гостинице «Царь Давид». Памятные мероприятия были организованны Центром Менахема Бегина, в которых приняли участие бывший премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, а также бывшие члены организации «Иргун». С британской стороны церемония не нашла одобрения в связи с большим количеством жертв, погибших от взрыва. Также британский посол выступал против размещения на месте трагедии мемориальной доски. В ее тексте содержится фраза: «По причинам, известным только британцам, гостиница не была эвакуирована», что было интерпретировано британской стороной в качестве обвинения в их адрес.

Во избежание дипломатического скандала по требованию члена парламента от партии «Ликуд» Реувена Ривлина, поднявшего этот вопрос в кнессете, были внесены изменения в текст доски, преимущественно в версию на английском языке, которая выглядит сегодня так:

«По телефону были сделаны предупреждения в гостиницу, во французское консульство и редакцию газеты Palestine Post, для того чтобы люди покинули здание немедленно. Гостиница не была эвакуирована, и через 25 минут взорвалась бомба. К сожалению «Иргуна», погибли 92 человека».

В надписи на иврите было уточнено, что непосредственно от взрыва погиб 91 человек, а боевик «Иргуна» Авраам Абрамович погиб впоследствии от полученных ран.

Эдуард Эпштейн
gazeta.ru

Еврейский информационный центр

Еврейский информационный центр Gorskie.ru является независимым проектом, существующим на частные пожертвования.

Gorskie.ru на Facebook Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на Google+ Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках

Техническая поддержка сайта: ИА ИЛЬЯГУЕВ И ПАРТНЕРЫ

Информация

Архив

« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Top