Gorskie.ru на Facebook Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках Gorskie.ru в Instagram
rueniw
Больше, чем "Энтеббе": план спасения 2-х миллионов советских евреев

"Второго Холокоста не будет. По нашим оценкам, нам придется высадить в распадающемся Советском Союзе тысячи солдат. В этих целях должны быть использованы транспортные самолеты "Карнаф" ("Геркулес"), на которых можно доставить значительную часть бойцов, а также джипы и легкое оборудование. Мы знали, что задача посадить самолеты в СССР не из легких, но военно-воздушные силы Израиля умеют справляться с такими задачами: удалось ведь нам совершить посадку в Энтеббе". 

С этих слов бригадного генерала танковых войск Ами Морага начинается статья журналиста Ави Кфири, опубликованная в конце недели в газетах "Макор ришон" и "Маарив-софшавуа" под заголовком "Больше, чем "Энтеббе": раскрыт план крупномасштабной операции Ицхака Шамира по спасению советского еврейства".

Предлагаю вашему вниманию выдержки из этой статьи.

Более двадцати лет назад Ами Мораг командовал одной из групп, которым была поручена сверхсекретная миссия - спасение двух миллионов евреев в рушащемся Советском Союзе. В Израиле опасались, что на закате коммунистического режима СССР погрузится в хаос, и теми, кто расплатится за это самой дорогой ценой, станут евреи.

Тогдашний глава правительства Ицхак Шамир сказал: "В мою каденцию такому не бывать. Второго Холокоста не будет. Израиль не бросит евреев в любой точке мира, даже если нам придется взяться за оружие", - вспоминает Ами Мораг.

Те, кто планировал операцию под кодовым названием "Двухколесная", выяснили, в каких местах проживают евреи по всей территории Советского Союза, и оценили степень риска в каждой из этих точек.

"В соответствии с этим нам предстояло распланировать свои действия. Было ясно, что спасение евреев в таких крупных городах, как Москва и Ленинград, не идет ни в какое сравнение с действиями в отдаленных районах и в сельской местности. Инфраструктура в крупных городах намного лучше. По нашим оценкам, в этих городах правящему режиму удастся сохранить определенный порядок".

Однако в сельской местности и на периферии такого контроля нет – там, по оценкам Израиля, евреям могут угрожать погромы.

"Мы знали, что должны спасти советских евреев, и в случае ухудшения ситуации сделать это очень быстро, - вспоминает полковник в отставке Эфраим Лаор, ответственный за операцию "Двухколесная", который на том этапе возглавлял  Управление оперативного планирования ЦАХАЛа. - Мы понимали, что это нечто экстраординарное, подобного никогда еще не было. Мы были теми, кто – с учетом кодекса еврейской этики – устанавливает, что допустимо в ходе операции, а что нет".

"Мы также знали: недопустимо, чтобы создалась ситуация, при которой мы будем стыдиться своих действий или опозорим свое Государство, - продолжает Лаор. - Суть того, что нам предстояло осуществить, выражена в главном девизе сионизма: доставить в Эрец-Исраэль тысячи евреев, продемонстрировав взаимную поддержку".

"Утопить евреев в крови"

В конце 80-х - начале 90-х, когда лидер СССР Михаил Горбачев переориентировался на Запад, советская империя оказалась на грани распада. Цепная реакция распространилась не только на республики, входившие в состав СССР, но и на весь коммунистический блок Восточной Европы, начался процесс размежевания с империей.

Некоторые признаки этого появились раньше. Польша, например, впервые провела свободные выборы в 1989 году, и коммунисты лишились власти. Далеко идущие изменения произошли в Чехии. В республиках, входивших в состав Советского Союза, первыми вырвались на свободу три прибалтийских государства - Литва, Латвия и Эстония. Часть коммунистов пыталась устроить переворот, чтобы повернуть время вспять, но этому помешал президент Борис Ельцин, который пошел по стопам Горбачева.

"На пути к распаду Советского Союза евреи ощущали неуверенность и нестабильность, - говорит доктор Семен Гольдин, директор Центра Леонида Невзлина по изучению российского и восточноевропейского еврейства при Еврейском университете (Иерусалим). - Холокост всегда маячил на заднем плане - были опасения погромов и беспорядков. Ощущение было таким, что ситуация ухудшается, и кто знает, что может случиться. В некоторых местах, особенно на Кавказе и в Центральной Азии, ситуация в сфере безопасности была очень плохой. Этнические группы осуществляли по отношению друг к другу самые настоящие погромы. Это не затрагивало непосредственно евреев, но они опасались, что такое может случиться и с ними. Непросто быть хоть и незначительным, но очень заметным нацменьшинством в разгар войны".

Доктор Таня Манусов, которая репатриировалась из Москвы в 1994 году, рассказывает о периоде "страха погромов из-за нестабильной ситуации, потому что антисемитизм существовал всегда". По ее словам, до перестройки в России было два типа антисемитизма. Первый – скрытый государственный антисемитизм.  Выражался он в ограничении количества евреев, допущенных к учебе в вузах, а также в недопущении их продвижения по карьерной лестнице.

Второй тип – традиционный бытовой антисемитизм.

- Мою подругу госпитализировали в больнице в Санкт-Петербурге, - рассказывает Таня Манусов. - Когда ее соседка по палате – русская женщина из села поняла, что она еврейка, это ее поразило. "Я думала, что евреи не были похожи на обычных людей и у них есть рога", - сказала она.

Белла Нохам, которая репатриировалась в 1990 году из Риги и в настоящее время является начальником отдела по работе с архивами СНГ и стран Балтии в Музее истории Катастрофы "Яд Ва-Шем", рассказала, что в тот период опасения усиливались постоянно.

"Любой мог постучать в дверь и попытаться напасть на нас. Мой отец, работавший на железнодорожном вокзале, был атакован антисемитами. Однажды его ударили молотком по голове. Евреи считались образованными и богатыми - это привлекало преступников, которые ненавидели их и грабили. Было много случаев грабежей и даже убийств на почве антисемитизма".

Последствия сумеречного периода явственно ощущали евреи Казахстана. Алекс Зенгин, сотрудник "Яд ва-Шем", вспоминает, как воры ворвались к его соседям – в семью Кац и зарезали 12-летнего мальчика.

"Все знали, что многие евреи покидают страну, и думали, что они увезут с собой много денег", - говорит Зенгин.

В конце восьмидесятых, по его словам, еврейская община Казахстана объединяла порядка 15 тысяч человек.

"Когда империя распалась, всеми владело ощущение хаоса и неопределенности. На улицах казахи нападали на чужаков, а евреи считались чужаками. Евреев обвиняли во всех бедах. Погромов не было, но было ощущение, что они вот-вот грянут, мы жили в страхе".

"Вопрос о том, что будет с евреями Советского Союза в условиях распада советской империи, очень беспокоил Израиль", - говорит Яков Кедми, возглавлявший с 1992 по 1999 год Правительственное бюро по связям "Натив". По его словам, министр обороны Моше Аренс решил создать группу, которая рассмотрит, какие действия следует предпринять в том случае, если советские евреи окажутся под непосредственной угрозой. Когда премьер-министр Ицхак Шамир был введен в курс дела, он решил, что лично займется решением задачи.

"Во внимание был принят тот факт, что в разных регионах Советского Союза вспыхнули конфликты на национальной и религиозной почве, хотя и не затронувшие евреев, - говорит Кедми. – Начались они в Центральной Азии, продолжились на Кавказе, в Армении, Азербайджане и т.д. В некоторых местах были созданы откровенно антисемитские группы. В Молдове, к примеру, появились плакаты с надписью: "Утопим евреев в крови". Также существовала опасность, что организованные преступные группировки начнут преследовать евреев, предполагая, что они богаты, поэтому их следует ограбить или захватить в заложники и потребовать выкуп за освобождение".

Кедми говорит: спасение советского еврейства рассматривалось как прямое продолжение деятельности Израиля по спасению евреев по всему миру, подобно организации "Моссад ле-Алия Бет", занимавшейся тайной доставкой репатриантов в тот период, когда британские власти выпустили "Белую книгу" и ограничили еврейскую иммиграцию.

Без лишних вопросов

По указанию Ицхака Шамира в ЦАХАЛе была создана группа, в задачу которой входила разработка реакции Израиля на любой возможный после распада СССР сценарий.

По словам Кедми, рассматривались всевозможные сценарии, потому что из любой искры могло разгореться пламя. Кедми с самого начала отвечал за планирование, в созданную им группу входили десятки представителей разных профессий.

В Моссаде, ЦАХАЛе и "Нативе" лишь немногим было известно о существовании этой армейской группы планирования. Параллельные была создана гражданская группа, в состав которой вошли десять высокопоставленных армейских офицеров, вызванных для прохождения резервистской службы. Эту группу возглавил Ами Мораг. По его словам, чтобы взвесить все возможные сценарии, в группе мозгового штурма нужно было объединить представителей разных школ.

"Все мы были добровольцами, - говорит Ами Мораг. – На сборы мы приехали в штатском и обосновались в бункере комплекса правительственных зданий в Тель-Авиве ("Кирия"). Мы с Эфраимом Лаором отобрали членов команды – специалистов по снабжению, боеприпасам и артиллерии, оперативному планированию, офицеров, служивших в военно-морских и военно-воздушных силах. Армия помогала нам во всем, начиная с услуг секретарей и кончая помощниками".

Операцию по спасению массы евреев представители Моссада, ЦАХАЛа и "Натива" разрабатывали в течение двух лет. Часть из них съездила в Советский Союз, составила карту разных регионов и автодорог, по которым можно вывезти тысячи людей, а также те места, где можно держать их некоторое время в случае надобности.

"Сотрудники "Натива" тайно действовали в еврейских общинах, - говорит Мораг. – Он располагал информацией о том, где проживают евреи и кто из них имеет право на возвращение, а кто просто хочет стать тремпистом. Они передали нам все данные", – говорит Мораг.

Глава правительства Ицхак Шамир встретился с Морагом и его людьми в бункере в "Кирие".

"Шамир сказал нам, что второго Холокоста не будет, мы не позволим, - говорит Ами Мораг. - Он напомнил о сороковых годах, когда евреев свободного мира критиковали за то, что они ​не приняли достаточных мер для спасения своих братьев во время Холокоста. Шамир подчеркнул: разница между сороковыми и девяностыми в том, что тогда Еврейское Государство еще не существовало, а сейчас (цитирую) "Израиль не будет сидеть тихо, когда убивают евреев. Израиль не допустит подобного нигде в мире".

"Шамир попросил нас предусмотреть решение для любой возможной ситуации и выразил особую озабоченность по поводу судьбы евреев в Украине, Литве, Белоруссии, Азербайджане, Армении и на Кавказе. Он опасался, что там сотни тысяч человек будут убиты", - говорит Мораг.

"Азербайджан считался самым опасным регионом, - продолжает он. - Мы разработали конкретный план действий. Близость к Турции - я говорю о Турции, принципиально отличающейся от нынешней, – могла дать Израилю решение. Мы планировали использовать небольшой пляж около Трабзона, чтобы эвакуировать туда людей по морю на судах. Вместе с тем, было понятно, что эвакуация морским путем не может стать единственным решением. В дополнение к судам придется использовать авиацию, посадить самолеты в разных местах, а не только в аэропортах".

Работа велась в обстановке повышенной секретности.

"Мы должны были скрывать от своих армейских командиров, впрочем, как и от ряда экспертов, непосредственно участвовавших в проекте, чем конкретно мы занимаемся, - говорит Эфраим Лаор. – Я хотел привлечь к проекту нескольких человек, но Шамир отверг часть из соображений конфиденциальности. Он требовал полной секретности. В планировании операции участвовало несколько кругов специалистов, десятки и даже сотни людей, но каждому из них были известны лишь мелкие конкретные детали, а не предназначение проекта в целом".

"Люди, с которыми мы работали, не задавали лишних вопросов, - продолжает Лаор. - Были те, кто знал, что их работа заключается в развертывании аэропортов, и те, кто должен обеспечить оборудование или позаботиться о маршрутах, по которым будут выведены тысячи людей. Подробная программа в целом была известна лишь считанным членам команды".

"В связи с повышенной секретностью мы не могли почти ни с кем проконсультироваться, - продолжает Лаор. - Сидит группа из трех-пяти человек и решает не только мелкие вопросы, но также и кардинальные, касающиеся всего народа Израиля, и принимает решения, о которых никому не известно и никто не в состоянии подвергнуть их критике. Даже в армии и в армейской разведке существует контроль, а здесь по причине сложности и чувствительности он отсутствовал".

Масштаб предлагаемого проекта был невообразим.

"Мы должны были подготовиться к ситуации, когда нужно собрать до двух миллионов человек в стране, которая распадается, - говорит Эфраим Лаор. - Два миллиона, которые должны есть, спать, пить, получать лекарства и другие медицинские услуги. Неполные семьи, сироты, одинокие пожилые люди"…

"Многие евреи жили на Кавказе, другие к востоку от Урала, в Биробиджане – наши планы были связаны с 11 часовыми поясами, - продолжает он. - Были места, о существовании которых мы раньше не знали. Я купил в книжном магазине "Стеймацкий" глобус и искал, где бы приобрести карту".

Члены команды объездили все места, где предполагалось устроить перевалочные лагеря. План был подробным. "Мы знали, сколько тарелок, одеял, матрасов, воды, продовольствия и медикаментов потребуется для каждого перевалочного лагеря и как их туда доставят. В план была внесена охрана и медикаменты для каждого старика".

"В своей жизни я занимался многими вещами, но разработка этого плана оказалась самой сложной, - продолжает Лаор. – Мы учли все мыслимое и немыслимое, была полная детализация – от общей философии операции до микроскопических масштабов".

Крайне важным был фактор времени.

"Было необходимо выяснить, как добраться до евреев максимально быстро, - говорит Даор. – За шесть месяцев мы должны были переправить в Израиль до двух миллионов человек, но в случае быстрого ухудшения ситуации на это осталось бы значительно меньше времени, и, возможно, осуществлять операцию пришлось бы в боевых условиях".

Предложения, отказаться от которых невозможно

В процессе разработки плана эвакуации двух миллионов евреев перед командой Ами Морага встали беспрецедентные проблемы: должны ли воинские подразделения, которые будут высажены на территории СССР, иметь при себе оружие или нет? Если будут созданы центры абсорбции, потребуется соответствующее оборудование. Кто займется его охраной? Видимо, придется доставить из Израиля в разные точки СССР тысячи солдат, чтобы они охраняли оборудование. Но как воспримут это власти страны, суверенные права которой нарушит Израиль? И что произойдет, если перевалочный лагерь попадет в окружение российской либо украинской армии?

"Многие вопросы были неясны, - говорит Мораг. – Как мы будем передвигаться? На чем? Как собрать евреев? Должны ли мы приезжать для этого в каждый поселок либо объявить, чтобы они добирались самостоятельно до определенных пунктов сбора? Как противостоять властям рушащейся страны? Не застигнут ли нас местные банды? Мы знали, что операцию придется осуществить на вражеской территории: в тот период СССР не признавал Израиль".

"Даже если нам удастся ускользнуть от властей, вооруженные банды могут потребовать выкуп за захваченных ими заложников, - продолжает Мораг. – И как доставить людей в Израиль? Скажем, следует ли доставлять их прямо в Израиль либо на перевалочные пункты в других странах, чтобы власти СССР сразу не догадались, какое государство проводит операцию".

Часть этих вопросов военные, ответственные за операцию, решить так и не смогли и оставили политикам.

"В конце концов, мы пришли к выводу, что операция осуществима", - говорит Мораг. Доставлять евреев в Израиль следовало как по воздуху, так и по морю (через Каспийское море), а также по суше через Турцию.

"Конечно же, следовало опасаться расположенного неподалеку Ирана", - говорит он.

Не обошлось и без юмора. Операции дали кодовое название "Двухколесная" из-за того, что Эфраим Лаор приезжал в "Кирию" на заседания своей команды на  мотоцикле.

Спасибо российской дивизии

Ами Морагу и его товарищам довелось под разными предлогами побывать и в России.

"Я посетил Ленинград, Одессу, Киев и Баку, - рассказал Ами Мораг, - но связываться с местными евреями мне запретили".

Выезжал на рекогносцировку местности и Эфраим Лаор. Он, впрочем, побывал не только в СССР, но и в тех государствах, через которые предполагалось переправлять евреев в Израиль, но именно в Советском Союзе он столкнулся с таким понятием, как "черта оседлости" и узнал много нового о погромах, Катастрофе, а также о местных жителях, сотрудничавших во время войны с нацистами.

"Они уничтожали евреев с не меньшим ожесточением, чем гитлеровцы", - говорит Лаор.

"Спустя почти 40 лет после войны возможность погромов отнюдь не исключалась, - продолжает он. – Предполагалось также, что евреи могут пострадать в местных межэтнических конфликтах, возникших не на почве антисемитизма".

Лаор и его люди много раз ощущали, что операция вот-вот начнется. Такая ситуация возникла в дни августовского путча 1991 года, когда Горбачев и его семья стали пленниками на даче в Крыму. В Москве тем временем начались настоящие бои.

"Мною владело ощущение, что грянула война, и мы в ней участвуем", - говорит Эфраим Лаор.

"Мы находились в состоянии повышенной боевой готовности, насколько это возможно, - продолжает он. – Всё, над чем мы работали, вот-вот станет явью. Глава правительства Ицхак Шамир позвонил нам и спросил, готовы ли мы к операции. Мы ответили, что да. Мы должны быть наготове постоянно, но не ошибиться в интерпретации происходящего".

Чтобы реализовать операцию такого масштаба, требовались огромные суммы денег, и команда уже начала получать их.

"Мы знали, что нам доверяют. Никакого контроля или надзора над деньгами не было, они могли исчезнуть. Это были только наличные, крупные суммы, ящики с деньгами – ведь нам пришлось бы иметь дело с бандами гангстеров, с местными мафиози".

Не все считают, что требовался столь крупномасштабный план, как операция "Двухколесная".

"Ицхак Шамир смотрел на жизнь евреев, особенно в Европе, крайне пессимистично, он допускал возможность новой Катастрофы, - говорит д-р Маркус Зильбер, заведующий кафедрой междисциплинарных исследований Университета Хайфы. - Его восприятие отражало не столько реальность, сколько его собственное вИдение. 80-90-е годы прошлого века – это не тридцатые или сороковые. Мир после Холокоста - это другой мир. Антисемитизм и насилие в отношении евреев существуют, но не всё является Катастрофой. Возможно, наша чувствительность к Катастрофе немного утрирована и размывает наши суждения о действительности".

В любом случае, в 1992 году команда была расформирована. В конце концов, не было никакой необходимости посылать израильских солдат на территорию СССР. Вместе с тем, в некоторых регионах посланники Израиля продолжали спасать евреев, опираясь на содействие местных властей. Так было, например, когда началась война между Грузией и Абхазией, и многие евреи оказались в западне.

"Мы были в контакте с обеими сторонами, и перевозили евреев с одного места на другое, чтобы не подвергать их смертельной опасности, - говорит Кедми. - Это включало плату властям и представителям преступных группировок – лишь бы не мешали нам действовать. В Таджикистане неподалеку от границы с Афганистаном также вспыхнули бои. Мы смогли убедить русских помочь нам, и они послали  находившуюся там дивизию. Вместе мы доставили тысячи евреев из зоны боев в столичный аэропорт Таджикистана. Во время войны между Молдовой и Приднестровьем мы тоже спасли евреев, переправив тысячи на Украину".

Кедми убежден, что операция "Двухколесная" была необходима.

"В этом выражается приверженность Еврейского государства мировому еврейству, - говорит он. - Если еврея преследуют и его жизнь в опасности лишь из-за того, что он еврей,  Израиль должен вмешаться. В этом смысл его существования. Никогда нельзя знать, что произойдет. До Второй мировой войны никто не думал, что европейским евреям грозит опасность, но все мы знаем, что произошло. Нельзя позволить этому случиться снова".

Яир Шамир
yairshamir.blogspot.co.il

Прочитано 1396 раз

Читайте нас на:

    

Gorskie.ru на Facebook    Канал Gorskie.ru в Telegram

Еврейский информационный центр

Gorskie.ru - первый сайт горских евреев, основанный в 2000 году. Мы являемся независимым информационным проектом, рассказывающем не только о жизни евреев Кавказа, но и о еврейских общинах по всему миру.

Gorskie.ru на Facebook Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках Gorskie.ru в Instagram

Информация

Архив

« Январь 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Подпишитесь