Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках 
rueniw
Главный раввин Гамбурга опубликовал исследование об истории гамбургских евреев-сефардов в 16-19 веках

Главный раввин Гамбурга Шломо Бистрицкий опубликовал исследование об истории гамбургских евреев-сефардов в 16-19 веках. По его данным первыми сефардскими поселенцами были португальские марраны (насильственно крещенные евреи). Эти евреи имели связи с европейскими королевскими домами в Испании, Португалии и Российской империи. Эмиграция иберийских евреев в Гамбург началась в 1590 году, когда туда прибыли португальски евреи из Антверпена и Амстердама, бежавшие от войны между голландцами и испанцами, поскольку их бизнес, основанный на торговле со странами Иберийского полуострова, рухнул из-за войны, а голландцы подозревали их в шпионаже. В результате 220 семей сефардов и 50 семей ашкеназов переехали в Гамбург.

Право проживания, которого они добивались, было предоставлено им как владельцам и экипажу португальских кораблей в порту Гамбурга в конце 16-го века. То обстоятельство, что они якобы были католиками, не волновало лютеран Гамбурга. Деловые соображения взяли верх. И когда двадцать лет спустя еврейское происхождение «португальцев» было обнаружено, протестовали только руководители церкви и некоторые общественные деятели. Сам Сенат посчитал уместным в 1612 год заключить договор с «natio lusitana», «португальской нацией». Этот договор нужно было продлевать каждые пять лет, и он гарантировал 148 португальским сефардам право проживания и полную свободу заниматься своей профессией, но накладывал жесткие ограничения в религиозных вопросах.

Первыми португальскими сефардами, получившими право постоянного жительства в протестантском портовом городе были торговец бразильскими товарами Эмануэль Алверс, брокер Адриан Гонсалвес, импортер сахара Диего Гомес и врач Родриго де Кастро, он же Давид Намиас. В 1595 году было семь семей португальских евреев, проживающих в Гамбурге; к 1609 году там жило 98 человек. После того как в 1621 году истек срок перемирия между Испанией и Нидерландами, многие португальские евреи переехали из Амстердама в Гамбург и Глюкштадт. К гамбургской общине присоединялись также португальские сефарды из Франции, Италии, Леванта, а позже даже Индии и Бразилии. В результате около 1650 года в Гамбурге проживало более 1200 «португальцев», что составляло более 2% населения города. В основном это были банкиры, оптовики, торговцы, морские страховщики, брокеры, торговцы драгоценными камнями и врачи, которые сделали Гамбург западным флагманом сефардского иудаизм 17 века. Были и фармацевты, каменотесы, торговцы скотом, биржевые маклеры, торговцы табаком и производители сахара, а также раввины, канторы, учителя, посыльные и кошерные мясники.

Экономический подъем португальских поселенцев и их стремительный успех в становлении еврейской общинной жизни подготовил фундамент для постоянного поселения евреев в Гамбурге, и в конечном итоге проложили путь для основания ашкеназской общины. Когда португальские евреи пришли в Гамбург, они хорошо адаптировались к местному и международному рынку. Благодаря их связям с Испанией и Португалией, они были первыми и почти исключительными импортерами таких товаров, как сахар, табак, специи, хлопок, кофе, зерно, оливковое масло и даже оружие из далеких испанских и португальских колоний. В 1617 года они получили право выбора четырех брокеров из числа своих людей в качестве членов гамбургской биржи (первой фондовой биржи Германии); а позже это число было увеличено до пятнадцати.

Евреи были основателями «Гамбургского банка» в 1619 году; они были официальными послами шведского, польского и португальского королевств в Гамбург; писателями, врачами, астрономами, кораблестроителями и т. д. Богатство португалоязычных сефардов из Португалии отражается в богатых памятниках на еврейском кладбище Гамбург-Альтона. Они продолжали говорить на языках стран своего происхождения в течение двух веков. С 1618 по 1756 год в Гамбурге было напечатано около 15 книг на португальском и испанском языках, что было важным событием в еврейском книгоиздании в городе; в 1586 году типографы – христиане печатники в Гамбурге начали издавать книги на иврите, особенно Библию, часто с помощью сотрудников -евреев. Португальские евреи были знакомы с христианскими учениями, понимали латынь и могли обсуждать философские и богословские вопросы с христианскими гебраистами.

В 17 веке в Гамбурге были построены три синагоги, где собирались три общины португальских евреев, объединившиеся в 1652 году в единую общину, которая стала известной как «Бейт Исраэль» (Дом Израиля), первым главным раввином которой стал Давид Коэн де Лара. В 1611 году евреям удалось приобрести участок под собственное кладбище по соседству с Альтоной, которое использовалось до 1871 года.

Информация об общинной жизни в Гамбурге содержится в доносе на португальского купца Дуарте Эстевеса де Пину, который вернулся к иудаизму и взял еврейское имя Исаак Милан. По словам информатора инквизиции де Пина регулярно посещал синагогу, молился там в талите и тфилине, соблюдал посты и еврейские праздники. Кроме того, Эстевес де Пина женился в Гамбурге по еврейскому обряду, а два его сына были обрезаны. Эстевес де Пина содержал синагогу в своем доме в Дрекволле (буквально, мусорная набережная, современное название улицы – Альтер Волл). Фактически, португальские евреи были ограничены частными синагогами, потому что строительство общественных синагог было запрещено. При этом дом Эстевеса де Пины находился в коммерческом центре города; евреи Гамбурга, в отличие от многих других немецких городов, не жили в гетто. Интересна и фигура доносчика. Диого де Лима родился в семье португальских евреев в Гамбурге, в возрасте 18 лет, решил поехать в Лиссабон, чтобы креститься католиком. Пять лет спустя он донес на своих родителей и двух своих старших братьев, а также на восемь других португальских евреев в Гамбурге. Четыре года спустя последовал донос на Дуарте Эстевеша де Пину и другого португальского еврея, который жил в Венеции. В 1644 году он в последний раз явился перед инквизиторами, чтобы донести на еще одного члена гамбургской общины.

Сам Лима утверждал, что не пытается нажиться на имуществе жертв и не питает к ним ненависти, а действует исключительно из «религиозного рвения и, чтобы все соответствовало истине». Тем не менее словам о религиозном рвении трудно поверить, если знать его дальнейшую историю. Вскоре после 1644 года Диого де Лима вернулся в Гамбург, где не позднее 1650 году он перешел в лютеранство. Как следствие, его брат Дуарте де Лима заявил ему, что он больше не считается членом семьи и лишается своей части наследства. Однако в случае, если он вернется в иудаизм, ему полагалась ежегодная пенсия. Диого де Лима обратился в городской совет Гамбурга с требованием заставить гамбургских евреев выплатить материальные компенсации бывшим единоверцам, принявшим христианство. Несмотря на то, что он заручился поддержкой совета и духовенства Гамбурга, он, похоже, не добился успеха в своей просьбе.

Мотивы поведения Лимы окончательно не ясны, но его доносы иллюстрирует сложную ситуацию, в которой португальские евреи оказались в то время. Положение португальских евреев в преимущественно лютеранском обществе Гамбурга было шатким. Многие горожане были склонны к ксенофобии и антиеврейским настроениям; духовенство агитировало против евреев, и городской совет оставлял за собой право отозвать разрешение на поселение в любое время, уведомив об этом за один год. При этом они должны были привлекать к себе как можно меньше внимания в городе. Не все из них могли смириться с давлением этого двойного вызова.

Однако как показывает пример Лимы, возвращение на родину необязательно было ответом. Общим страхом для гамбургской общины была боязнь того, что кто-то решит вторично креститься. В семьях наиболее важной формой давления, применяемой против таких решений, – как в случае с Диого де Лима, – было изгнание из семьи и лишение наследства. Совет общины запретил поездки в католические страны, где был запрещен иудаизм. Однако в контексте торговых отношений с Пиренейским полуостровом, который оставался основным рынком для португальско-еврейских купцов по крайней мере до середины 17 века это было непросто, так как без сохранения личных контактов, отношения рано или поздно сходили на нет. Еще большим препятствие коммерческой деятельности была инквизиция. Уроженец Португалии, перешедший в иудаизм в Гамбурге после возврата в Португалию на длительный или короткий срок, мог быть арестован. Даже когда португальский еврей не покидал Гамбурга, инквизиция была угрозой для него (потому что его товары могли быть конфискованы). И для его деловых партнеров, потому что инквизиция подозревала всех лиц, имевших связи с отступниками от христианства.

В течение первых 100 лет своего поселения здесь португальские евреи в Германии были вынуждены скрывать свою религию из-за «запрета на демонстрацию презираемой религии», – закона, принятого властями Гамбурга. В результате португальские евреи были вынуждены притворяться христианами, как они делали это в Португалии. Несмотря на это, жители Германии продолжали жаловаться властям, что они не хотят жить рядом с евреями, и требовали их изгнания, обвиняя их в религиозных или финансовых правонарушениях. Но городской совет постановил, что евреи могут остаться. Но единственной причиной этого решения была выгода от высоких налогов, взимаемых с португальских евреев. Например, в начале 17 века с купцов – евреев взимался налог в размере около 1000 марок. К концу века ставка налога выросла до почти 6000 марок. Евреи оказались «тонущими» в долгах перед правительством, и многие из них эмигрировали в другие европейские страны.

Среди известных сефардских евреев Гамбурга того времени можно назвать раввина и даяна сефардской общины Йосефа Соломона Дельмедиго (1591-1655), изучавшего медицину и естественные науки в Университете Падуи в Италии, где его учителем естественных наук был известный астроном Галилео Галилей, врача Родриго да Кастро (1550-1627), потомка известной португальской семьи врачей – евреев, не менее четырех поколений которой служили португальским королям, астронома и испанского посла в Гамбурге и Любеке Якоба Росалеса (псевдоним Мануэля Боккарио Франсиса-и-Росалеса Эктора Росалеса) (1588–1662, в Гамбурге в 1632–1655?), поэта Жозефа Франсеса; грамматика Моисея Гидеон Абудиенте (1600–1688, в Гамбург с 1620-х годов), раввина Давида Коэна де Лару (1602-1674), автора незаконченного словаря иноязычных выражений в Талмуде «Кетер Кехунна», врача, филолога и алхимика Беньямина Мосафа (1606-1675), бывшего врачом королей Дании Кристиана Четвертого и Фридриха Третьего, посла курфюрста Саксонии и короля Польши Августа II Сильного в Гамбурге Даниэля Абенсур (ум. 1711), посла Португалии в Гамбурге Якоба Куриэля (1587-1665), Диего (Авраама) Тейшейру (1581–1666, в Гамбурге с 1646) и его сына Мануэля (Исаака) Тейшейру (1630 / 31-1705, в Гамбурге до 1698), которые консультировали по финансовым вопросам герцога Фридриха III Гольштейн-Готторпский, короля Дании Фредерика III и королеву Швеции Кристину. С 1655 года Мануэль был представителем бывшей королевы Кристины в Гамбурге.

Восемнадцатый и девятнадцатый века

В 1710 году императорская комиссия, посетившая город с целью заключения мира между сенатом и олдерменами, определила положение гамбургских евреев — и ашкеназов, и сефардов согласно определенным правилам («Уставу для евреев португальской, а также великогерманской нации в Гамбурге), обнародованными от имени императора Иосифа I, которые использовались в отношении евреев в Гамбурге весь следующий век. «Португальцы», гордившиеся своим благородным происхождением, были очень недовольны тем, что их ставили на один уровень с немецкими евреями, и все больше отделялись от них. Из-за этой замкнутости и недостатка «свежей крови» их община в течение восемнадцатого века пришла в упадок и потеряла лидирующую позицию среди гамбургских евреев.

Тем не менее у нее были некоторые хорошо известные раввины, например, Якоб де Авраам Басан, который написал порядок молитв (сохранившийся до сих пор) для дня поста, проведенного после Лиссабонского землетрясения 1755 года и Беньямина Бенвениста (ум. 1757). Но образование и интерес к еврейским делам в португальской общине ослабевали, а ее институты игнорировались. Шхита, ранее находившаяся под ее исключительным надзором, перешла к ашкеназской общине, которая взамен должна была выплачивать португальцам одну четвертую (с 1856 года — одну восьмую) общих поступлений от налога на мясо. После присоединения Гамбурга к первой Французской империи в 1810 году все гамбургцы стали равноправными французскими гражданами, хотя евреи среди них были дискриминированы так называемой «décret infâm» Наполеона Бонапарта.

Община сефардов «Бейт-Исраэль» стала подчиняться Центральной Консистории Исраэлитов во Франции. В 1814 году Гамбург восстановил независимость и суверенитет как город – государство, а в следующем году сенат лишил евреев их юридического равенства, и восстановил действие старых законов. Главная синагога «португальской» общины сгорела во время большого пожара в городе в 1842 году. С 1855 по 1935 год сефарды владели меньшей по размерам синагогой на Маркусштрассе, 36, где проводилась служба со всеми старыми испанскими обрядами и мелодиями. С начала девятнадцатого века у них не было раввина. Члены общины получили равные права (еврейская эмансипация) от города – государства 21 февраля 1849 г., когда он ратифицировал закон, принятый Франкфуртским национальным собранием. Их последним проповедником и духовным вождем был Иуда Кассуто, который исполнял обязанности хаззана с 1827 по 1893 год. Считается, что в 1850 году португальская община насчитывала около 14000 евреев, большинство из которых смешались с ашкеназами из-за смешанных браков и утратили свою португальскую идентичность. Они изменили свои фамилии на ашкеназские и стали евреями-ашкеназами. Большинство этих португальских (уже ашкеназских) евреев перебрались в Восточную Европу (Польшу, Литву, Беларусь и Россию).

В Альтоне, прусской с 1866 года, но включенной в состав Гамбурга в 1937 году, сефарды поселились еще до 1647 года. Их община сначала была известна как «Бейт Якоб ха-Катан». В 1770 году они основали общину «Неве Шалом». 14 июля 1863 году они получили равенство в правах с другими гражданами по решению датско-голштинского правительства. В 1887 году нескольким оставшимся прихожанам пришлось распустить общину, поскольку многие из ее членов переехали на территорию Российской империи.

Немецким евреям разрешили селиться в Вандсбеке к 1600 году, а в 1611 году некоторые из них поселились в Альтоне. Оба этих города находились под властью Дании. К 1627 году немецкие евреи начали селиться в Гамбурге, хотя по праздникам они продолжали ездить в Альтону, чтобы помолиться, так как в 1641 году датский король разрешил официальное учреждение общины и строительство там синагоги. Раввин Альтоны также отвечал за урегулирование любых возникающих споров внутри общины.

Философ Уриэль да Коста, написавший скандальную книгу «Исследование традиций фарисеев», бежавших в Гамбург из Амстердама в 1616 году после херема за богохульство. Община, однако, не приняла его (тот факт, что он не понимал немецкий язык был дополнительной трудностью). Местный врач Самуэль да Силва написал брошюру с нападками на него. О хереме было публично объявлено в гамбургской синагоге. Да Коста вернулся в Амстердам через год. Многие евреи, спасаясь от преследований в Украине и Польше, прибыли в Гамбург в 1648 году, и им помогали местные евреи. Однако эти беженцы вскоре уехали в Амстердам, поскольку напряженность в отношениях с христианской общиной росла, что привело к изгнанию ашкеназской общины в 1649 году. Большинство изгнанных уехали в Альтону и Вандсбек; лишь немногие остались в Гамбурге, проживая в домах испано-португальских евреев с целью получения легального статуса в городе.

Изгнание оказалось временным; через несколько лет многие из тех, кто был изгнан, вернулись в Гамбург. В 1656 г. прибыло много беженцев из Вильны, что усилило присутствие евреев в городе. Три ашкеназских общины — в Альтоне, Гамбурге и Вандсбеке, объединились в 1671 году в общину AHW с центром в Альтоне. Одним из самых известных раввинов объединенной общины был Йонатан Эйбешютц, назначенный на этот пост в 1750 году. Его не менее известный противник, Якоб Эмден, жил в Альтоне. Община перестала существовать в 1811 году, когда французские власти ввели в городе единую консисториальную организацию; в этот момент ашкеназы и сефарды объединились в одну общину. Община Альтоны сохранила свой раввинат, который был также признан евреями Вандсбека до 1864 года.

В 1666 году общину города увлекло саббатианство (движение сторонников лже-Машиаха Шабтая Цви), совет общины даже объявил, что общинные здания выставлены на продажу, в ожидании неизбежное прибытие Машиаха. Раввин Якоб Б. Аарон Саспортас был одним из тех немногих, кого не увлек этот энтузиазм, и он стал яростным противник саббатианцев. В 19 веке еврейскую общину Гамбурга затронул реформизм. Реформистский храм был основан в 1811 году, а в 1819 году был издан новый молитвенник. Однако реформистская община Гамбурга столкнулась с яростным сопротивлением со стороны других раввинов города. Раввинат Гамбурга опубликовал мнения известных еврейских ученых, которые стремились дискредитировать храм и запретил использование реформистского молитвенника. Во время пребывания во главе общины раввина Исаака Бернейса (1821-1849), споры разгорелись снова, когда реформистская община построила новое здание синагоги и опубликовала более радикальную сокращенную и исправленную версию молитвенника «Сидур а-Тефилла» в 1844 году.

Раввин Бернейс, в свою очередь, был сторонником современной ортодоксии и стремился придать традиционному богослужению большую красоту; он также модернизировал учебную программу местной Талмуд-Торы и регулярно читал проповеди на немецком языке. Раввин Якоб Эттлингер, яростный противник реформистского иудаизма, основал анти – реформистский журнал примерно в то же время. Среди других известных немецких евреев, которые жили в Гамбурге, были Глюкель из Гамельна (автор мемуаров), купец и филантроп Саломон Гейне (дядя Генриха Гейне), Моисей Мендельсон (а также рабби Рафаэль Коэн, который яростно противостоял мендельсоновскому переводу Пятикнижия на немецкий язык), поэты Нафтали Герц Вессели и Шалом Б. Якоб Ха-Коэн, автор книги «DorotHaRishonim» Исаак Галеви, историк искусства Эби Варбург, философ Эрнст Кассирер, психолог Уильям Стерн, судоходный магнат Альберт Баллин, и финансисты Макс Варбург и Карл Мельхиор. Городская библиотека и библиотека Гамбургского университета содержат большое количество ивритских рукописей. В период с 17 по 19 века в Гамбурге было напечатано около 400 книг на иврите; в 19 ​​веке еврейские типографии в основном выпускали молитвенники, Пятикнижие, книги по мистицизму и популярную литературу.

lechaim.ru

Прочитано 2022 раз

Читайте нас на:

    

    Канал Gorskie.ru в Telegram

Еврейский информационный центр

Gorskie.ru - первый сайт горских евреев, основанный в 2000 году. Мы являемся независимым информационным проектом, рассказывающем не только о жизни евреев Кавказа, но и о еврейских общинах по всему миру.

 Gorskie.ru на Twitter Gorskie.ru на VK Gorskie.ru в Одноклассниках 

Информация

Архив

« Сентябрь 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Подпишитесь